Короткие прозы

Очень короткие рассказы. Краткость – сестра

Та самая муза

Бабочка Наташа порхала в ясный июльский день вдоль окон многоквартирного дома, надеясь, что кто-нибудь выглянет, проникнется ее изяществом и сочинит дивный романс, – а тут ее Мишка Трутнев с седьмого этажа сачком хоп – и поймал, чтобы скормить своему коту Григорию…

Неэкологичное дело

Были же времена, когда и солнце светило ярче, и трава росла зеленее, и мужчины вели себя романтичнее. Осталась, например, иная молодуха дома одна, тоскливо ей, хоть полы мой, а тут из камина трубочист такой к ней прыг – вот уже и компания молодухе, вот и приятный досуг…

Старик и девочка

Бомжеватого вида старик Михалыч брел по Набережной реки Фонтанки и приметил белокурую утопленницу, которая тихо плыла по течению. «Отмаялась, милая», – порадовался он за нее и вздохнул: сам-то он никак не мог, как она, поскольку ему еще нужно было по меньшей мере дожить до 2020 года…

Женская воля

Он сперва поцеловал ее в губы; потом, как она ждала и хотела, в шею; потом расстегнул пуговки и волнительно поцеловал в ключицу… А потом он вспомнил, что по телевизору хоккей, и ее грудь так и замерла на полувздохе. Наши выиграли, а нехороший осадочек все равно остался…

Пришла

«Ну наконец. Давай проходи, раздевайся. Шубку вот сюда можешь, шапку тоже снимай, сапоги… Позволь я сам, ну и тугие, ну и молнии, и ох, какая ножка (это не вслух, конечно), ну вот и все, теперь на диванчик…» Степан Андреич провел гостью в гостиную, сам подошел к окну…

Смотрите на Винсента

Винсент Ван Гог купил себе стул, чтобы сидеть на нем и рассуждать о живописи. «Должен ли художник изображать вещи такими, как они есть? – было его первым рассуждением. – Вот стул, на котором я сижу, – кому какая радость, если я его нарисую самого по себе?..»

Любовь и наука

Зимой обычно грустно, а Тамара Петровна, продавец бакалейного отдела, шла ранним утром на работу, ловила лицом падавшие снежинки и улыбалась. Настроение у нее было отменным, потому что она прочитала в новостях, что скоро в аптеках будут продаваться шоколадные таблетки…

Конец ромашкам

Она всегда будет с грустной нежностью вспоминать то бескрайнее поле и те благоухающие полевые ромашки, в которых они так волнительно лежали. В обед, когда солнце становилось высоко и жарко, он приходил к ней, жадно ел помидоры и вареную картошку в мундире…