Станислав Севастьянов – Проза

Сила красноречия

Анжелика выпила полбокала вина «Шато Пей Ля Тур», поклевала из тарелок, поела фруктов, потанцевала под хиты, допила «Шато», раззадорилась, разомлела, запамятовала, попуталась бесом – и вопреки своей нежной привязанности к мужу Славику…

Фаулз

Вчера у меня появилась очередная радость: купил «Куколку» Фаулза. Дело, разумеется, не столько в самой книжке, сколько в том, что я ровно год ничего подобного не покупал и успел забыть эйфорическое состояние внезапно обогатившегося человека…

Дама с собачкой

Нынешняя дама с собачкой хоть и не менее загадочна и волнительна, однако все-таки уже не та, поскольку не страдает взаперти от несправедливой унылости и тоски, но и в ненастье не сидит дома, а скорее надевает короткую юбку и каблуки, чтобы оценить…

Красотка и конь

Ларочка была красоткой, которая очень себе нравилась. Поэтому часто стояла перед зеркалом. Поэтому редко читала и вообще не просвещалась. А зачем, когда это лишняя нагрузка на голову, в которой и без того множество проблем: например, куда бы сегодня сходить развеяться…

Страшная кончина

«Боже, как хочется чего-нибудь поесть…» Но на помойках нормальную еду выгребают опустившиеся мужики, а что оставляют, то сплошь или химия, или заменители, или протухло. А голод мучит так, что хоть помирай. И тогда он решился, побежал и вцепился зубами…

Потревоженное сердце

Дворник Савелий сел в телегу и поехал от греха подальше. Хоть даже в свою деревню за двести верст, лишь бы только не встречаться больше с Зинаидой Леонардовной, этой восторженной особой из семнадцатой квартиры. А еще актриса, стало быть из культурных…

Одна-одинешенька

«А есть ли оно, женское счастье? А щедрость мужская существует? А если счастье есть и щедрость существует, то почему они минуют меня? Мне бы только разок, чтоб не миновали, только бы начать, я бы сразу мертвой хваткой, и никуда бы они не делись, как миленькие бы запрыгали у меня…»

Счастливая пора

Пенсионер Иван Матвеевич обзавелся мольбертом и прочими живописными атрибутами и за триста рублей уговорил соседку Софью Петровну, тоже пенсионерку, быть ему моделью на берегу речки. Пришли, расположились, модель пуговку верхнюю на блузке расстегнула…