Станислав Севастьянов

Одуванчиковое счастье

Не объяснить то чувство, которое он испытывал, глядя на нее. Любовь? Конечно, он ее любил, причем любил правдиво и естественно, без уловок рассудка, который может влиять на чувство, выдавая обыкновенное за невероятное. Нет, его рассудок сам шел на поводке у чувства, здесь было что-то другое. Здесь именно естественное, почти животное обожание прекрасной женщины. Обожание, смешанное с желанием сделать для нее что-нибудь такое, о чем никто другой и помыслить бы не мог. Но что это «что-нибудь такое»? Какое такое?.. Он задумался и долго-долго глядел на нее, а она смотрела на него и думала, какой он всё-таки милый и хороший, ее муж. Практически ангел, только без крыльев. Глупенький. Постоянно что-то выдумает о ней, преувеличит ее на свой лад и вознесет пушинку до небес. «Ну ты чего, ангел мой?» – спросила она, улыбнувшись и послав ему воздушный поцелуй. И он всё понял, он догадался: он хочет служить своей любимой жене, как кроткие ангелы служат прекрасным богиням: безоговорочно, почти слепо и с трепетным обожанием. И он огляделся по сторонам, увидел в траве одуванчики, побежал к ним и нарвал для нее изумительный букет. И она обрадовалась, как ребенок, и поцеловала его в щеку. И это было их одуванчиковое счастье.