Станислав Севастьянов

Когда цветут пионы

1. Цветочный сад

Наш загородный дом, а точнее, посаженный нами цветочный сад возле дома, станет меккой влюбленных всех мастей, от пылких подростков до убеленных прекрасной сединой старичков. Этот сад придумала разбить ты, моя добрая девочка, чтобы любящим сердцам всегда было на свете место для вдохновенных уединений и тайных прикосновений. И первыми цветами в саду станут пионы. «Это летние цветы, такие ароматные. Я очень люблю пионы, бабушки на остановках их продают», – сказала ты, когда мы ещё только мечтали о саде. И я согласился: пусть это будет наш пионовый сад. И возможно, когда-нибудь новые Ромео и Джульетта полюбят его, как уже любим мы, и будут нам мысленно слать благодарные приветы, и будут лелеять свои мечты, и мир для них будет окрашен в чудесные картины. И лучшим временем года для влюбленных будет лето, когда цветут пионы, а лучшим признанием нашей любви станут соединённые и неразлучные сердца.

2. Ассоль и Грей

Однажды утром, на рассвете, в наш дивный сад забредет молчаливая парочка. Он в морской форме, с крепкими руками и уверенной походкой; она же вся лёгкая, с романтическим лицом, в светлом ситцевом платье и летней белой шляпе. И мы поймём, что Ассоль дождалась своего Грея.

Они совсем ничего не говорили, не смеялись, не жестикулировали, но просто смотрели друг на друга истосковавшимися глазами. Оно и понятно: после утомительной разлуки и мучительного ожидания откуда взяться силам на разговоры. И вот Грей держит Ассоль за руку и ведёт ее по устланной морским гравием дорожке, а вокруг запахи свежего утра, пионов и юной любви. И вокруг витает надежда, что теперь наконец всё наладится и будет спокойная жизнь вместе, без долгих разлук и с жизнерадостными детишками, которые оба мальчики и почему-то тоже всегда в костюмчиках моряков, зимой и летом, круглый год. Они такие забавные, эти их сыновья, такие смышлёные в своего отца, а в их лицах черты матери…

Ассоль и Грей будут представлять себе всё это и крепче держать друга друга за руку. И как хорошо, что на рассвете они забредут в наш цветочный сад.

Глава 3. Девушка с заплаканными глазами

А ещё в нашем пионовом саду, в июне месяце, когда дни самые длинные и утомительные, а чувства самые обостренные, окажется девушка с заплаканными глазами. На ней будут джинсы и маечка с жизнеутверждающей надписью «Be happy!» Но счастливой она не будет выглядеть, и дело даже не в ее слезах, а в поникших плечах, которые сделаются особенно заметными, когда она сядет на скамейку под яблоней: вся несчастная и упавшая духом. Что могло случиться? Завалила экзамен в институте? Сломала только что покрашенный ноготок? Или, может, ее обидел ее парень, который не захотел пойти с ней в кино на индийский фильм, потому что в это же время, видишь ли, по телевизору какой-то там полуфинал по футболу?..

Доподлинно мы так и не узнаем причину ее грусти. Вот только полчаса, проведенные ею в пионовом саду, сотворят с ней удивительное преображение: она встанет, расправит плечи, улыбнется одной ей известной радости – и, набравшись энергии и оптимизма, зашагает бодрой походкой дальше по своим делам.

Глава 4. Букет ромашек

Она придет в наш пионовый сад со своим букетом ромашек, и кто-то из посетителей усмехнется: в Тулу со своим самоваром. А она сядет на скамейку, положит букет на колени и будет ждать, когда появится тот, о ком она думала долгие годы, начиная со времени, когда она была ещё маленькой девочкой. Он придет, увидит ее ромашки и всё поймет. Она видела его всего лишь один раз, ребенком, да и то во сне, поэтому и принесла с собой ромашки: она знала, что он обязательно все поймет и подойдёт к ней.

И узнает ее, хотя теперь она стала взрослой девушкой и уже заканчивала филологический факультет, на котором изучала французский язык и французскую литературу. Она сидела и твердила про себя, словно заклинание, стихотворение Артюра Рембо: «Рука в руке, давай с тобою уйдем скорей туда, где утро голубое среди полей своею свежестью пьянящей омоет нас, когда дрожат лесные чащи в безмолвный час…»

А прекрасные ромашки лежали на ее коленях и ждали своего волнительного мгновения.

Глава 5. Разговор под зонтом

И всё-таки он пришел, а она его, конечно же, дождалась. Неизвестно, когда именно это случилось, но в тот день накрапывал дождь, и она сидела на скамейке в пионовом саду уже без ромашек (оставила их дома в вазе), а он забрел в сад скорее из предчувствия, нежели с твердым намерением что-то обрести. И у него не было с собой зонта, поэтому когда он приметил Милу, одиноко сидевшую с зонтом на скамейке, первым его желанием было укрыться от дождя.

И он подошёл к ней и попросил разрешения сесть рядом. И она великодушно разрешила, ведь зонт у нее был большой, как раз на двоих. Желая отблагодарить ее, он стал рассказывать об удивительном дубе на опушке леса, о котором давно ходила молва. «Самое удивительное, что они писали друг другу письма очень долго, и откуда столько терпения! – сказал он. – Причем в том дупле не поселилось никакое животное, словно зная, что назначение дупла совсем другое. А в лесу, между прочим, в большом количестве водятся белки». Она улыбнулась и сказала: «Какие понятливые, чуткие белки».

И они проговорили о чудо-дубе и двух влюбленных, состоявших в любовной переписке, часа два или три, радуясь за них и восхищаясь их находчивостью и стойкостью, – а потом дождь кончился, и они пошли из сада. Они договорились встретиться здесь на следующий день, и на прощанье он поцеловал ее в щеку. И Мила всю дорогу домой шла и удивлялась, как это он смог найти ее без всяких примет, ведь ее ромашки остались дома в вазе.

Глава 6. Небесное сердце

У них вошло в привычку назначать друг другу свидания в пионовом саду. Он приходил первым и приносил с собой букет ее любимых ромашек; она приходила с томиком чьих-нибудь стихов, и они читали вслух и услащали свой вкус любовной и лирической поэзией. Это была чудесная пора, когда вокруг благоухали пионы, а в сердцах царила весна и зрела любовь. А однажды он сказал, что ему нужно уехать на неделю-две, поэтому они не смогут видеться. «Это же тысяча вечностей, – огорчилась Мила. – Как мы сможем их вынести?» И он сказал: «Мое сердце будет всегда с тобой, оно постоянно будет напоминать тебе о нас, согревая и твое сердце».

Она подумала, что он выразился как-нибудь метафорически и склонила голову ему на плечу. А на другой день он уехал. И днём она вдруг стала обращать внимание на облака, которые принимали на небе форму сердца, а ночью стала наблюдать звёзды, которые являли ей новое созвездие в виде сердца.

И синоптики и астрономы во всем мире сходили с ума, пытаясь объяснить невероятное небесное явление и найти ему свидетельство в старинных книгах. Но ни в каких книгах не было написано ни слова, не сказано ни намека на возникшее небесное сердце. А это возлюбленный Милы скучал по ней и не давал скучать ее чувствам.



Автору на кофе 100 рублей: