Станислав Севастьянов

Знаток счастья

Вот все кричат, и со всех сторон слышится: счастье, счастье. А в чем оно, что оно такое, кто знает? Почти никто толком и не знает и понятия не имеет. Кроме Льва Палыча. Этот точно знает, дело ясное. Вот вчера, скажем, жена его Анна Дмитриевна с самого утра без продыху: рубашки его да штаны постирала, ужин из трех блюд приготовила, в гостиной пропылесосила, пыль со всех полок вытерла, мусор в пакет собрала, чтобы только вынести осталось, когда завтра утром на работу побежит… А потом прилегла на диванчик, голубушка, и говорит: вздремну полчасика. Ах, дорогая ты моя, да хоть и целый часик! И Лев Палыч пледик ей подоткнул, в ушко подул, пяточку пощекотал, потом вышел на балкон, понюхал свежесть развешенных штанов, потом сходил на кухню, открыл поочередно все кастрюльки, понюхал борщ и макароны, понюхал котлетки на сковородке… И снова вернулся к задремавшей Анне Дмитриевне, снова пощекотал ей пяточку – и вздохнул: счастье ты моё… Так что Лев Палыч точно знает, что такое это счастье, вот оно, на диване лежит.