Станислав Севастьянов

Утраченное счастье

На улице господствовала жара, никакой управы на нее не было: ни тень от многоэтажек не спасала, ни холодная минералка в бутылках, ни воспоминания о снежной зиме с морозами и метелями. Впрочем, Антону Михайловичу выход виделся, он знал, что спасение он найдет в колодце, который в прошлом году собственными руками вырыл у себя на даче. Он собрал жену и детей, посадил всех в свой старенький «Москвич» – и вперёд, к спасительному колодцу. На даче дети сразу побежали к пруду, жена облачилась в купальник и разместилась под зонтом на веранде, а сам он подошёл к колодцу и заглянул в него. Воды в колодце не было; ушла вода с грунтовой рекой. Зато на самом дне сидела жаба: большая такая, зелёно-коричневая и горластая. Увидела жаба Антона Михайловича, закатила глазки и молвит квакающим нежным голосом: «Прыгай ко мне, суженый, я ведь твоя избранница, твоя мечта и прохлада…» Антон Михайлович так и плюхнулся на землю рядом с колодцем… А когда пришел в чувство, обнаружил себя на кровати, а рядом с ним сидела жена, которая поправляла у него на лбу мокрое полотенце. «Ну и жара, – подумал Антон Михайлович. – В такую жару что угодно может померещиться». А жаба на дне высохшего колодца ничего не думала, она горько квакала об утраченном счастье.