Трезвая жизнь кота Филимона

ТИХИЙ УЖАС
Ну вот и на моей улице наконец праздник: в моей комнате завелось живое существо. А то у всех есть, а у меня нету, мне было обидно. Соседи уехали на десять дней и великодушно предложили мне своего кота, а я и рад. Он красавец, звать его Филей, но для меня он сущий Филимон, так что это будет либо стойкая мужская дружба, либо мои окровавленные руки и исцарапанная физиономия. Показать вам его я пока не могу, потому что он забился в тихом ужасе под диван. А я хожу мимо туда-сюда и представляю, как он выскочит и погрызет мне голеностоп.

ГОЛОД НЕ ТЕТКА
Я решил прогуляться, а заодно проверить, во мне ли дело или в чужой обстановке, что Филимон не выходит из-за дивана. У него две миски, одна с сухим кормом, другая с консервированным, который он умял еще в присутствии своих хозяев, когда те приходили прощаться. Перед уходом я положил ему полпакетика консервов, а когда вернулся, то миска снова была пуста: сожрал подчистую. А еще он забрался на стол и откусил от моего лаваша. И самого, конечно же, не видать и не слыхать. Сидит в своей засаде, гад.

ВОПИЮЩАЯ ИСТИНА
Сроду не думал, что попаду в банальнейшую кошачью западню. Я работал всю ночь и лег спать только в половине седьмого утра. А теперь слушайте любовную историю. Лето, река, терпкий запах полыни. Со мной милая до чертиков девушка, она улыбается мне, говорит что-то приятное, потом поднимает с земли перышко и начинает щекотать меня по лицу; я закрываю глаза, она проводит перышком по моим закрытым векам, – и вроде как готова сказать что-то совсем приятное… Я открываю глаза, а это мерзавец Филимон вылез из своего убежища и лапой будит меня по лицу. Пожрать ему приспичило, видишь ли. Так я убедился в вопиющей истине: если бы кошки умели силой взгляда открывать холодильники, человек бы им и даром не сдался.

КОШАЧЬЕ СНИСХОЖДЕНИЕ
Три дня без милых сердцу людей – это вам и любой крокодил вусмерть истоскуется, что уж говорить о кошке. В общем, Филимон снизошел до меня: сам прыгнул на колени, сам свернулся калачом, сам пожелал нежной взаимности. Ну а я что, мне не жалко, я стал начесывать ему за ушами, шею, височные доли, а он урчал, как холодильник «Юрюзань», и расточал блаженство. Я тоже расслабился, я задумался о гармоничном единстве всего сущего, я даже уже начал было менять мнение об этих волосатых друзьях человека, как вдруг Филимон разинул пасть, зашипел на меня и нацелился цапнуть за палец, но я увернулся и скинул его на пол. Теперь я сам весь чешусь, а этот гаденыш спрятался за шкафом и вынашивает новый план, как бы еще унизить меня.

Продолжение следует…

Автору 100 рублей на чашку кофе: