Станислав Севастьянов

Сущая правда

Я познакомился с ней при волнительных обстоятельствах. Впрочем, нет, такое начало прекрасной истории сегодня уже анахронизм, сегодня говорят иначе: я познакомился с ней в ошеломительной страсти. Да, так лучше, тем более что это сущая правда. Вы только взгляните на ее губы, это ведь берега неизведанного материка, который Колумб увидел в свою подзорную трубу. Вот и я прищурился, не поверив сначала в мое счастье, а потом открыл широко глаза и едва не умопомрачнел от нахлынувшей на меня страсти. «Ты мое уединение», – прошептала она и стала снимать с меня одежду, прикасаясь ко мне своими изумительными наманикюренными пальчиками. И это было не только её уединение, я вам скажу. Это было и моё предчувствие рая, это была безотчетная дрожь и неизведанное счастье. И я без стеснения говорю вам: я дрожал и был счастлив. А она раздела меня, приблизила ко мне свое лицо, зажмурилась, наслаждаясь тем, как я пахну, – и я вкусил неотвратимую нежность и жадность ее губ, эти волнующие меня неизведанные берега… И скоро я растворился в ней, я исчез, меня не стало. А она, испытав наслаждение, открыла глаза, вытерла салфеточкой губы и была довольна. Ведь она любила апельсины, а я был апельсином что надо, я был свежим, пахучим и спелым. Вчерашний завоз, между прочим, и это сущая правда.