Станислав Севастьянов

Страх и любовь Рыжего

У мусорных баков сидел рыжий котенок. Хорошенький такой, если отмыть и причесать, прямо залюбуешься, да кто ж его мыть и чесать станет, если он один на целом свете. А тут еще и до баков не допрыгнешь, уж больно высоко, а на земле возле баков ведь ничего толком нет, ни кусочка хлеба, ничегошеньки. А есть хочется так, что хоть плачь. И котенок заплакал. Жалобно, тонко, безутешно. И тут он видит, прямо к нему направляются два мальчишки, у одного в руках палка, а у другого целлофановый пакет. Ну все, подумал котенок, сейчас шарахнут по голове, сунут в пакет и в речку. О таком ему рассказывали большие коты из соседнего двора. И от страха он зажмурился. И приготовился. И несколько кошачьих секунд превратились в вечность… А его, о боже, не стали бить палкой, а почесали вдруг за ухом. И погладили вдобавок по спине. И даже как будто он услыхал что-то про рыбью голову. Неужто и впрямь сейчас в речку? Мамочка!.. И он еще сильнее зажмурился… А потом слышит: «Рыжий, дурачок, ну чего ты! Ну проснись, не плачь!» Рыжий открыл глаза и увидел Вовку, который теребил его за ухом. «Пойдем на кухню, я дам тебе рыбьей головы. А хочешь – колбасы?» – сказал Вовка. И Рыжий спрыгнул с кресла, в котором спал, и побежал за мальчиком, который только вчера подобрал его на улице и принес домой. «Как же я тебя люблю, Вовка! – урчал котенок. – Как люблю!» А Вовка не только дал ему кусок колбасы, как пообещал, но и налил молока в миску. И котенок, лакая и причмокивая, на всякий случай зажмурился и тряхнул головой: но нет, на этот раз это был не сон.