Станислав Севастьянов

Станиславский, блин

«Мне было одиноко и не хватало тепла, поэтому у меня появилась кукла. Не обыкновенная, не простая. На каждом шагу такую не купишь, а только в особом магазине. Да, эта самая кукла. Так вот, после ее появления в моей квартире стало происходить черт знает что. То по батарее стучат, то из-за стены крики, то даже среди ночи пару раз в дверь звонили. Я думаю, всё из-за куклы, доктор, что скажете?» Доктор подумала и говорит: «А вы не пробовали подарить кукле сережки? Или золотое колечко? Это действенное средство, проверенная методика. Очень часто в подобных случаях наступает некоторое спокойствие». Пациент почесал в затылке. «Правда? Ну хорошо, подарю колечко». И доктор расстегнула ему пуговку на рубашке: «Вот и чудесно, вот и подарите». А на следующий день он и впрямь купил ей золотое колечко, да еще о каком она мечтала. Одно только ее немного огорчало, когда она рассматривала себя в зеркало: она что, в самом деле похожа на куклу? И соседи стучат? Или это исключительно его фантазии? Хотя если он купит ей еще и серёжки, то какая разница… А завтра они играют в профессора и студентку на экзамене, так что надо будет порепетировать одухотворенное лицо с печатью неизбывного страдания. А то у неё еще норковой шубы нету. И она подмигнула своему отражению: она сможет, у нее получится, она утрет нос тем, кто отчислил ее из театрального института, ведь театр для нее всё, без театра ей нет жизни!.. Впрочем, несмотря на столь неподдельное воодушевление и веру в себя, шубу свою она так и не получила: переиграла, сфальшивила, не поверил – и попросил ее съехать. Актрисы из нее снова не вышло.