Станислав Севастьянов

На дне колодца

Илья Петрович лежал на дне колодца и радовался. Во-первых, радовался тому, что в колодце не было воды, иначе он постоянно получал бы по голове ведром от желающих этой воды набрать, да и вообще захлебнулся бы. А ещё радовался видом, который открывался ему снизу. Ведь иногда он имел возможность видеть луну. Пять часов назад, например, это был яркий полумесяц, который с недоумением заглядывал к нему. Теперь было раннее утро, месяц исчез, а по небу пролетали самолёты, возбуждающие воображение дальними городами и странами. Раньше Илья Петрович редко глядел в небо, о чем сейчас горько сожалел. Раньше он глядел иногда со своего балкона на берёзу, которая росла под окнами, да ещё на кота Филю, который постоянно мурлыкал и хотел сосиску. Эх, Филя, вот бы и тебе сюда, на дно колодца, здесь хоть и нет, конечно, сосисок, зато отсюда столько возможностей мечтать и быть счастливым. Лично вот он, Илья Петрович, был теперь очень счастлив, ведь у него была сокровенная мечта: выбраться как-нибудь из этого проклятого колодца и обнять берёзу, которая росла у него под окнами. И чего он, дурак, прежде её не обнимал?