Станислав Севастьянов

Горько без любви

Савелий остановился у одного из петербургских фонтанов и начал соображать. С одной стороны, надо бы монетку бросить, тогда он произведет у сидевших на скамейках благостное впечатление: якобы вернуться хочет в этот чудесный город, как многие туристы. С другой стороны, он и так здесь живет, возвращаться ему нужды нет. Но есть и третья сторона, вот она-то, собственно, и притянула Савелия к фонтану: очень хотелось выпить для вдохновения, а денег не было. А попрошайничать он себе запретил, не красит попрошайничество благородного человека. И благородный Савелий плюнул на окружающий люд, на всех этих разодетых мамаш с детками, на влюбленных подростков и блаженных пенсионеров, снял ботинки, носки, закатал штанины брюк – и решительно полез в фонтан. Ну а что, он, может, и не за монетками полез. Он, может, в пучине фонтана мечтал встретить свою наяду, печальную и нежную, как розовый закат… Через час с небольшим Савелий уже напился и вздыхал по наяде: где ты, где ты? В каком фонтане тебя искать? Горе мне, одинокому и необласканному, совсем ведь зыбко без тебя… Так что если вы, сердечный читатель, встретите у какого-нибудь фонтана в Петербурге нашего благородного Савелия, не судите его, сиротинушку, и не обижайте, Христа ради: ему и так горько без любви.