Короткие рассказы

Жертва

На кухонном столе, вплотную к тарелке с отрубями, лежал носок.

– О нет, нет! – в мистическом ужасе завопила Вика. – Не может быть!

Она узнала этот носок и, закатив глаза, полезла на стену, чтобы спрятаться от него в вентиляционной дыре. Наманикюренные ногти крошились о штукатурку, в коленках саднило, по спине зловеще перекатывался холодок. Она срывалась вниз, больно ударялась затылком о посудомойку, но поднималась и продолжала карабкаться к спасительной дыре. Она не могла бросить начатое, не могла не достигнуть цели, таков уж был ее характер.

Через полчаса она была на месте. Голова ее выглядывала из дыры, в глазах застыл ужас, ногти кровоточили, десять алых струек стекали по стене, за раковину, и вытекали из-под нее уже единым ручейком.

Вика подумала, что еще минут пять, и из нее вытечет вся кровь. Но отступать было поздно: она чувствовала, как сзади кто-то схватил и крепко держит ее за правую ногу. Она попыталась лягнуть левой, но было слишком тесно.

– Мамочки, – жалобно простонала она. – Я сейчас умру.

И она умерла. Ведь все мы рано или поздно умрем, и она не была исключением.

Следователь Петр Палыч Кривоносов, работавший на месте ее трагической кончины, ничего примечательного не обнаружил. Нетронутая тарелка с отрубями, грязный носок рядом с тарелкой (второй, к слову, нашелся в посудомойке), засохшая лужа крови на полу (судя по ее размерам, вытекло литра полтора-два), а еще отчетливые следы пальцев на правой лодыжке жертвы. Петр Палыч приставил лестницу и попытался забраться в дыру, чтобы выяснить, чьи пальцы это могли быть. Но не выяснил, поскольку был упитан и не смог протиснуться внутрь.

На том дело и закрыли, решив негласно, что если бы Вика не сидела на диете и не довела себя до крайнего телесного и психического истощения, то ничего такого с ней бы не случилось. И ведь правда: какая нормальная девушка пролезет в вентиляционную дыру на кухне? Да и кстати: какой нормальной вообще придет в голову полезть туда?

Читать еще:



Автору 100 рублей на чашку кофе: