Станислав Севастьянов

Зависть богов

Она ушла от него. Навсегда? Невозвратимо? А если правда не вернется, как ему дальше жить? В чем он будет видеть свет? Как дышать? Чем согреваться? Да, он вел себя скоропалительно, слишком много слов, слишком ненасытные чувства. Но если не это всё, как тогда убедить, быть проникновенным, достучаться до ума и сердца?.. В эту секунду в дверь постучали. Так, как она одна могла стучаться. Он в мальчишеском волнении вскочил с дивана и побежал открывать. Она! Она! Вернулась! А ты почему стучишь? А ключ? «Руки заняты, пока достану…» И хорошо, и не надо ключа, я сам буду открывать перед тобой все двери! И он выхватил из ее рук сумки. Тяжелые. Обещай, что не будешь впредь носить такие тяжести? «Обещаю». И будешь беречь свои руки. «Хорошо». И не будешь надолго оставлять меня одного. «Да»… И она приготовила ему его любимый пирог с картошкой. А завистливые боги смотрели в окно кухни и вздыхали.