Станислав Севастьянов

Законы природы

Впервые он увидел ее на качели. Впрочем, тогда же и в последний раз. А потом, как вы знаете, холода, зима, снег, потом законы природы, потом разлука, – и неизвестно, наступит ли для него весна. Но глаза ее, эти изумительные глаза и так живут весной и счастьем в его воспоминаниях. Таких глаз он не встречал. Такие глаза только одни, других таких нет. И даже он своим маленьким, слабым умом понимал это и надеялся, что скоро умрет и воскреснет в былом своем облике: большим, сильным, мужественным. Чтобы она уже не просто с интересом изучала его, трогая веточкой от смородины, а чтобы посмотрела на него с жарким изумлением, а он взял ее на руки и улетел вместе с ней в сады грёз и наслаждений… Эх, вздохнул майский жук, бывший в прошлой жизни человеком, а нынче постигающий азы мелодичного любовного жужжания, скорее бы перевоплощение, и только бы успеть, только бы застать ее на этой качели…