Станислав Севастьянов

Заклинание

«Пиши мне», – сказала она, поцеловала его и ушла. А он ни адреса ее не знал, ни где ее можно найти, ни даже ее фамилии, ведь он всегда говорил ей: «Любимая моя, цветок мой», – а в фамилии как-то не возникало надобности. И как ей тут напишешь? Куда?.. Он пришел домой, достал чистый лист бумаги и написал: «Любимая моя, цветок мой! Я тебе пишу, как ты и просила…» И задумался. А потом еще написал: «Когда я увидел тебя в тот ясный весенний день (ты еще держала в руке зонтик, хотя дождь так и не пошел, помнишь?), – когда я увидел тебя, то подумал, что мы не виделись тысячу лет, а ведь мы и вообще прежде не виделись и не знали друг о друге…» Он снова задумался, и необходимые слова долго не находили себя на листе бумаге. А потом они наконец нашлись… И через полгода он написал последнюю фразу: «Любимая моя, цветок мой, я сделал то, о чем ты меня попросила». А в издательстве ему сказали, что берут его роман. И еще сказали: «Пишите дальше, мы возьмем все ваши романы». И он писал дальше, книгу за книгой, и в каждой из них были слова: «Любимая моя, цветок мой». И для всех эти слова были большой загадкой, кроме него, ведь он знал, что благодаря этому заклинанию однажды она вернется к нему.