Библиотека Импрозы

Виталия Косова. А платье осталось

Сердце подпрыгивает и замирает от предвкушения, – вот-вот, еще пятнадцать минут, и я снова увижу его. Я влюбилась в него еще в восьмом классе, но так и не решилась признаться. Он был похож на принца из сказки, на того, из «Трех орешков для Золушки», – красив, умен, заводила и душа класса. А я до Золушки явно не дотягивала, слишком уж обыкновенная.

Прошли годы, и вот я еду в город своего детства на встречу выпускников. Двадцать лет, как мы окончили школу, ребята часто встречаются, а у меня не было возможности приехать. На пятилетие я только устроилась на работу, на десять лет была беременной, на пятнадцать в очередном декрете. И вот только теперь решилась: с работы отпросилась, дети у бабушки, муж на рыбалке. Потратила заначку на поход к визажисту и парикмахеру, навела марафет, купила новое платье – и во всеоружии я в поезде. Закрыв глаза, я четко представила картинку, как выхожу из вагона, а на перроне принц, да нет же, теперь он король, и не на коне, а как минимум на мерсе или джипе. Он улыбается и протягивает руки для объятия…

– Через три минуты прибываем, сдаем белье, кто не сдал.

Взглянув на себя в зеркальце, подумала: ну конечно, не принцесса, ну ничего еще, вполне привлекательная дама средних лет, немного располневшая, ну морщинки, но взгляд-то еще молодой, озорной. Припудрив щеки и добавив блеска на губы, я была готова к встрече с юношеской любовью.

Вышла из вагона, на перроне меня никто не встречает, странно, обещал встретить именно он, «принц». Может, запаздывает или время перепутал.

В сумочке зазвенел телефон.

– Ты где? – спрашиваю.

– На стоянке у вокзала.

Ох, сердце в бешеном ритме умчалось вскачь, дыхание прерывистое, щеки зарделись. Пройдя через зал ожидания, я устремилась к выходу. Перед тем как открыть дверь, закрыла глаза, шаг – и я на улице. Я не просто шагнула, я выпорхнула… И блин. Мне захотелось раствориться, исчезнуть, вернуться обратно в здание. У ворот стояла старая, видавшая виды девятка, а возле нее стоял гоблин. Седой, с поникшими плечами, пивным животом, с серыми обвисшими щеками, жутко волосатыми ногами-лапами, которые были обуты в резиновые китайские сланцы, улыбается и протягивает руки для объятия…

Одно радует: у меня было теперь новое платье. И на встречу выпускников, пожалуй, я больше не поеду.


Поделиться с другими: