Виктор Топоров, два отзыва

Сегодня (21.08.2013) скончался Виктор Топоров, литературный критик, переводчик, публицист. Я его не знал лично, он меня тоже. И все же два раза мы с ним встретились, хотя ценность этих встреч для каждого различна. Для него это была рутина, для меня — повод воодушевиться.

Воодушевиться, несмотря на то, что случайно обнаруженные мной в интернете два его отзыва на моих «Урода» и «Дуэль» производят впечатление поверхностного взгляда, а «Урод» так и вовсе, судя по всему, прочитан был случайными кусками.

И все же это был Виктор Топоров, о нем я уже был наслышан и впечатлился тем, что мои повести привлекли его внимание. Я благодарен ему за это — за эти вот два отзыва:

Станислав Севастьянов. «Дуэль». Повесть. «Урал», № 1, 2007 г.

Неожиданно недурная (и очень киношная) вещица с достоевщинкой.

Рассказчику под тридцать. Кто он и где работает, мы так и не узнаем. С деньгами, скорее, плохо. Вечно читает в подлиннике стихи Рильке и Бенна, но не педераст. В начале повести полон счастья: накануне впервые провел ночь с Ольгой.

Она замужем за Негоршевым, с которым рассказчик целый год дружил в детстве. Негоршев верховодил и подбивал рассказчика на всякие пакости. Уморили кота. Преследовали человека с иконописным лицом, ошибочно приняв его за Иисуса Христа. А потом Негоршев уехал.

Отец рассказчика умер от цирроза. Мать вышла замуж вторично — за институтского преподавателя-религиоведа, ненавидящего христианство. У них родилась дочь. А старшая дочь отчима, Анна, моложе рассказчика на десять лет.

Знакомство с Негоршевым возобновилось случайно — у ларька с лотерейными билетами. А за Ольгой рассказчик ухлестнул уже потом. И она с готовностью ответила на ухаживания. Правда, все было очень возвышенно — с разговорами о предопределении и о прозе Хандке.

Культурологический тон задал еще в детстве отец Негоршева — философствующий киномеханик. Тема «Что сильнее — искусство или жизнь», которую рассказчик успел обсудить и с покойным отцом, стала с тех пор доминирующей…

Интрига постепенно запутывается и завершается, понятно, убийством.

Станислав Севастьянов. «Урод». Повесть. «Урал», № 6, 2007 г.

Рассказчик мается дурью. Вяло рассобачившись с женой (и с дочерью), идет через весь город пить пиво к другу. Продавщица опознает его как бывшего одноклассника и даже соседа по парте, но он не может ее вспомнить. У друга его ждет неприятный сюрприз: тот явно вот-вот женится. Не повторяй моих ошибок, заклинает рассказчик, но друг его не слушает. Вернувшись домой, обнаруживает, что жена собрала ему сумки и выставила в коридор.

Отправляется с сумками к ее лучшей подруге-бляди – примерно через дорогу. Та принимает его с распростертыми объятьями: всегда, мол, знала, что так будет. Прожив у нее сутки, сбегает, бросив вещи. Вновь отправляется к «жениху» — разжиться деньгами. Разжившись, снимает номер в дешевой гостинице и дешевую проститутку. С утра отправляется к подруге жены за сумками. Но у подъезда его подстерегает ревнивый и мощный соперник. Поколачивает. В некотором изумлении рассказчик удаляется, куда глаза глядят, и попадает под трамвай. И сразу насмерть.

Проза из депрессивного (хотя экономически процветающего) региона.


Автору 100 рублей на чашку кофе:




Мои проекты ВКонтакте: