Станислав Севастьянов

Вещие сны

Савелию Игнатичу под утро приснился мандарин. Проснулся, и так хочется этих самых мандаринов, что хоть помирай. Что такое? С чего бы? Посмотрел в календарь: точно, Новый год ведь на носу. Растолкал супругу Марию Федоровну: так мол и так. А та говорит: вот дурак, ну ладно, куплю тебе сегодня килограмм мандаринов, хоть объешься. Купила, объелся. Аж тошнить стало. А на следующее утро снова толкает ее и сообщает, что снилась Снегурочка. И снова хоть помирай. А Мария Федоровна завхозом работала в детском саду, так у них на новогодние утренники новый костюм Снегурочки имеется, а старый еще не списали. Она его подлатала, принесла домой и нарядилась. Ох что тут с Савелием Игнатичем делалось, с медового месяца таким не был, скотина. Наряд Снегурочки, конечно, весь изорвал, но ладно, еще подлатаем. А на следующее утро она сама толкает его и с диким любопытством ждет, чего он скажет. Снежная Королева приснилась, небось, а? Но Савелий Игнатич проснулся мрачный и сказал, что в этот раз никаких снов не видел. Сам потом и в соннике искал, и раздумывал много, но никаких подозрений и намеков. А тёща его, Алевтина Петровна, все равно на Новый год к ним из деревни заявилась. Наделала целый таз оливье, пельменей налепила. И вообще гостила до Рождества без стыда и совести. А костюм Снегурочки так и пришлось даром списать.