Короткие рассказы

В издательской столовой

Столовая в издательстве. Издевательство над желудком, но подать так, чтоб уже не оторваться. Миновать меню. Слепой пробег по строчкам мяса-рыбы-гарниров-салатов. Взятие зимнего, сосисок, кофе какой есть… Помедлить возле молоденькой кассирши. Блуза на верхние пуговки не застегнута (не успела, не захотела, не смогла), из-за темной расщелины задерживаю очередь, вдохновенно роясь во внутренних карманах пиджака, хотя портмоне у меня всегда в наружном справа. Как бы облегченно улыбаюсь ей в лицо (вот, нашел!), нарочно протягиваю не без сдачи и мечтаю, чтобы мелочь она положила не в железную тарелку, а в мою ладонь.

Прикосновение ее пальцев имеет во мне столько же участия, сколько кивок знакомого курьера, который уже отобедал и освободил для меня столик в углу. И все же, усевшись и обратившись к салату, я начинаю приятно раздумывать, время от времени посматривая на нее в надежде поймать на себе ее взгляд. Кстати, описывать ли мне в связи с моей надеждой цвет, разрез, энергию ее глаз? Пожалуй, не стоит, ведь это может быть все что угодно, а содержимое ее души лучше не вытряхивать, – вдруг окажется, что ее место не за кассой и не в моей кровати на одну ночь, а, предположим, в уютном плетеном кресле, что стоит на веранде загородного дома моих стариков-родителей. Но тогда пришлось бы вернуться и вместо сосисок взять котлету, чтобы иметь весомый повод заговорить с ней (свежайшее ли мясцо ушло на ее фабрикацию?), а я не могу, поскольку у меня уже имеется жена, у которой тоже глаза – огромные, болотного цвета капли, в которых увязнешь так, что лебедкой не вытянуть.

Очередь за хлебом схлынула, кассовые сборы прекратились, предвкушаю какое-никакое зрелище. Две полузнакомые мне крупные дамы, уже сытая и еще голодная, сталкиваются на встречных курсах, лишают меня обозрения (занавес!), но тут же откупаются обратным лицедейством, расходясь в стороны и открывая взору стреляющее в меня «все что угодно». То ли она догадалась, что было бы нелишним угодить автору, то ли по ее жилам действительно текла кровь чистоплюйки, но она достает тряпку, поднимается и, круто наклонившись, принимается натирать металлическую стойку. Расщелина оживает, умножается нутром и затягивает в себя сначала мои глаза, потом нос, губы (благоуханный мед гор!), руки, которые хитро не вмещаются и остаются на горячих поверхностях, и нащупанные кочки прожигают в ладонях стигмы… Она возвращается на место, отпускает издателю (не обманул, пришел!), выбивает чек. В моем распоряжении остается пустое возбуждение, недопитый кофе и судьбоносный разговор. Вы послушайте!

«Столовая в издательстве. Издевательство над желудком, но подать так, чтоб уже не оторваться. Миновать меню. Слепой пробег по строчкам мяса-рыбы-гарниров-салатов. Взятие зимнего, сосисок, кофе какой есть… Помедлить возле молоденькой кассирши. Блуза на верхние пуговки не застегнута…»

Читать еще:
    Жмите на “Случайный текст” в меню



Автору 100 рублей на чашку кофе: