Станислав Севастьянов

Уменьшить и обласкать

«Несправедлива судьба к иным ученым мужьям, весьма несправедлива», – сокрушался Ефим Иваныч, пытаясь постигнуть положение дел своей семейной жизни, которая рушилась на глазах. А всё потому, что накануне он назвал жену свою Надежду Павловну коровой. Не просто так назвал, разумеется, и не от бестактности или грубости, а исключительно в научных и чудотворных целях. Он прочитал, что уменьшительно-ласкательные суффиксы способны творить чудеса не только со словами, но и с людьми, особенно с женщинами, которые расцветают и поправляются душой, когда их уменьшают и обласкивают, если они в плохом настроении, – а весьма также, когда и в нездоровье. И вот Надежде Павловне с утра нездоровилось: зуб у нее нестерпимо разболелся. И Ефим Иваныч подошел к ней в минуту, когда она особенно громко и жалостно стонала, погладил ее по голове и, вспомнив, как поступала теща в деревне, отправляясь доить поутру пятнистую корову Жданку, которая неспокойной мычала с голоду или после тревожного сна, – и говорит проникновенно: «Коровушка ты моя ненаглядная, скотиночка сердечная, животинка милая, ну будет тебе, будет». И ждет, когда сотворится чудо. И ведь натурально сотворилось, ей-богу. Надежда Павловна сначала утихла, потом заморгала в недоумении, а потом как замычит. И мычала до самого вечера, прелесть такая, на поправку шла. К ночи же ей совсем вроде хорошо сделалось, она даже перестала стонать и мычать, только слезы на глазах выступили, а зуб, наверное, уже успокоился. И утром Надежда Павловна на радостях побежала к стоматологу и вырвала зуб. Закрепила, так сказать, действенное воздействие уменьшительно-ласкательных слов. Но вернувшись домой, счастливая и спасенная, она отчего-то не накормила Ефима Палыча обедом и вообще не разговаривала с ним, а только отчего-то оскорбленно и с ненавистью на него косилась. Вырванного зуба, наверное, ей было все-таки жалко.

Винсент Ван Гог: Лежащая корова