Убийственные чары

Вениамин Григорьевич из сладостей предпочитал те, что полезны, поэтому он заглянул в аптеку, чтобы купить себе гематоген. А там этого гематогена столько всякого разного, что он растерялся, и на помощь ему пришла фармацевт Любовь Петровна. Какая приятная женщина… Слово за слово, шутки, улыбки, – в общем, договорились до того, что вечером она пригласила его к себе в гости – на ужин и закрепить, так сказать, знакомство. И вот Вениамин Григорьевич является, усаживается за стол, вкушает с наслаждением, а на столе чего только нет: и суп, и котлеты, и компот из чернослива, и торт со сливками, и Любовь Петровна – сама лакомое блюдо… И он из вежливости и для поддержания беседы вдруг спрашивает:
– А что, Любушка, умеете ли вы изготавливать всякие там яды?
– Вы собираетесь кого-нибудь отравить? – смеется она.
– Что вы, сугубо из познавательных целей интересуюсь, – тоже смеется он.
– Я вам так скажу, – улыбается она. – Я и без ядов кого хочешь отравлю.
– Своими чарами? – делает он ей искусный комплимент.
– А хоть бы и чарами, – смущается она. – Но вы кушайте, кушайте, Веня, вот ведь и к тортику еще совсем не притронулись.

И Вениамин Григорьевич притронулся к тортику, а потом еще попросил, и до чего же ему было и вкусно, и хорошо, и волнительно, и боже, какая она все-таки приятная женщина… А спустя полчаса ему вдруг совсем поплохело, он схватился за живот и, скрючившись, повалился со стула. Хозяйка, конечно же, сразу «скорую» вызвала, и хорошо, что те быстро приехали и увезли страдальца в больницу… Причину пищевого отравления врачи так и не смогли определить, хотя всего подозрительнее им показался чернослив из компота. Однако все это были гнусные и беспочвенные намеки, в то время как Вениамин Григорьевич не сомневался: его подкосили Любушкины чары. Ах, до чего она, однако, приятная женщина.

Автору 100 рублей на чашку кофе: