Станислав Севастьянов

Только не лилии

«Милая, дорогая, волшебная вы моя», – с волнительным воодушевлением начал он и вдруг замолчал. Она стояла перед ним с улыбкой и предвкушением, она была его мечтой, восторгом и счастьем, – а он держал руки за спиной и белел от ужаса. В руках он держал букет цветов, которые собирался вручить ей, но ему внезапно пришла в голову страшная мысль. Он нарочно расспросил ее третьего дня, какие цветы ей нравятся, и она сказала, что разные, но ни в коем случае не лилии. А он, когда зашел в цветочный киоск, сразу как будто и сказал продавщице, что ему что-нибудь изящное и прекрасное, только не лилии. Продавщица завернула цветы в бумагу, чтобы они не замерзли на улице, пока он будет их нести, – но он, расплатившись, не убедился, что это были не лилии. А вдруг она его не так поняла? Вдруг она, наоборот, решила, что ему нужны лилии, и завернула в бумагу именно их? И как он мог так беспечно вверить свою судьбу в чужие руки! «Дорогая моя, волшебная», – повторил он уже с унынием и даже обреченностью. Она по-прежнему улыбалась, она еще ничего не подозревала. «Милая вы моя», – оттягивал он момент истины. «Что? Ну что же?» – не вытерпела она охватившего ее волнения. «Вот, – горестно вздохнул он, протягивая ей букет. – Простите подлеца. Но я не нарочно, поверьте, это глупая продавщица меня не так поняла». Она смотрела на него с непониманием и даже вроде как с опаской, она, кажется, уже и так догадалась, – но все же развернула букет. А там – розы, каких она еще не видела. Красивые, а благоухают как! Аж голова закружилась. И зачем он себя подлецом обозвал, вот дурачок. А подлец и дурачок стоял, улыбался, как ненормальный, и не верил своей удаче. И лицо его сразу порозовело, и продавщица превратилась в чудесную женщину, и даже лилии казались ему теперь вполне себе приличными цветами. И почему она их не любит?.. Ох, женщины, с ума с вами сойдешь, пока все ваши премудрости постигнешь. Впрочем, этим вы и притягательны, в этом вы и богини. А мужчины для того и тянутся к вам, чтобы обреченно сходить от вас с ума.