Рассказы про любовь

И снова про любовь. Про нее про вечную рассказы

Дуракам счастье

Павел Петрович был дурак, и все об этом знали. Все, кроме него самого. Однако незнание того, что ты дурак, не освобождает от счастья. Вот и Павел Петрович решил однажды проветрить матрас, на котором спал, и выставил его во двор, причем вместе с самой кроватью…

Ворчуны, или Отчего тают льды

Навалило так навалило, черт бы побрал такую погоду, ворчал Тимофей Лукич, с трудом пробираясь к дому Любаши. С самого утра был снегопад, он тихо-мирно сидел у себя и смотрел телевизор, а вечером Любаша бросила любовный клич, он и сорвался…

Любовные порывы

В метро была давка. Справа тело Михаила подпирала тучная тетка, слева поддавливал наглый усач. Михаил распахнул локти, тесня их от себя, и вдруг приметил за усачом гроздь винограда, попираемую толпой. Желая избавить ее от давильни, он подвинул усача, подхватил ее, прижал к себе, понес…

На крыше Парижа

Прогнозы медовых зорь и фиалковых небосводов не подтвердились, и раннее замужество прошлось по Алёне тайфуном, оставив в душе разрушения двойственного характера: она разуверилась в любви и превратилась в хохотунью. Впрочем, смеялась она и прежде много и с наслаждением, но теперь…

Радость официанта

Ее соблазнительные линии и темные глаза грели его кожу, тешили пристальный взгляд, раздирали в лохмотья покой. Он усердно искал предлог для знакомства: изрыл карманы старого пиджака, вывернул наизнанку брюки, вытряхнул мусорное ведро, обшарил нутро ботинок, порыскал в шкафу…

Коротко о любви

Он был на бровях и нешуточно влюбился; она сказала серьезным тоном, что замужем и исключительный случай, поэтому «только одна ночь». «Но утром придет отрезвление, я даже не вспомню тебя», – заламывая себе руки, умолял он о вечной любви…

Сонечка

Это было так давно, что, кажется, не в моей жизни – я преподавал философию будущим художникам. Мои отношения со студентами имели самый непритязательный и простой характер: у них своя жизнь, у меня своя, мы встречались раз в неделю на занятиях да изредка в коридорах…

Короткие любовные истории

Когда очередь кувыркаться на брусьях дошла до отличницы Кати Везункиной, молодой физрук Олег Сергеевич столь ответственно и участливо страховал любимую ученицу, что заставил ее дважды унизительно содрогнуться. Для Везункиной подобное наслаждение было в новинку…