Петербургская проза

Петербург вобрал в себя лучшие темы для лучшей прозы, и быть причастным этому приятно и трепетно

Призраки прошлого

Вон там, в крайнем справа окне четвертого этажа, он когда-то жил. Точнее сказать, это было в шестидесятые. А прямо под ним жила она, очаровательная Сашенька. Сейчас-то она уже Александра Сергеевна, правда он ее не видел с тех пор, знает только, что ее семья переехала спустя пару лет куда-то…

Одноухие зайцы

Обеденное солнце ударило в окна дома напротив и стремительно отскочило на асфальт в виде зайцев. И не просто ожидаемо солнечных, а таких, знаете, рентгеновских, с явственно вычерченным черепным устройством. Я смотрел и поражался. Ну ладно челюсти, это можно понять, иначе как бы зайцу…

Радостная собачонка

В Екатерингофском парке есть пруд. Я шел и видел, как добрая старушка с берега бросала в воду куски хлеба, а утки подплывали и расхватывали угощение. Иногда старушка бросала хлеб и голубям, которые толпились вокруг нее, и тогда голуби тоже угощались и были довольны. Потом старушка отряхнула руки, свернула пакет…

Петербургский Пегас

А конь-то, который на Аничковом мосту на Фонтанке в Петербурге, это не обычный конь, а настоящий Пегас. Юноша-укротитель ведет его к кузнецу, чтобы тот его подковал, а Пегас упирается, ему не нужны подковы, ему нужны крыши, чтобы скакать по ним, перепрыгивая улицы и проспекты…

Фонтанка и моя изумительная женщина

Здравствуй, милая. Ну как ты тут без меня? Без малого год все-таки, не истосковалась ли? Честно сказать, я надеялся застать тебя другой. А ты вон какая бедняжка. Ну ничего, я теперь всегда буду рядом, буду каждый день навещать тебя, – и ты поправишься, ты снова будешь свободной и вольной, как привыкла…

Играющая в Петербург

В каждой женщине таится много женщин. И все эти ипостаси прекрасны, как солнце, появляющееся из-за облаков. Но не всякий мужчина в состоянии узнать каждую из них, не повредив слоев, за которыми таится женская загадка. А женщина играет в мужчину, а мужчина для нее – Петербург…

Мозговитый голубь

Вчера в Петербурге было дождливо. Дождь шел тихо, с короткими перерывами, и казалось, это было надолго. Я же бродил по городу, то открывая зонт, то пряча его обратно в рюкзак, и предавался размышлениям о полезности человеческих страданий. Впрочем, именно вчера лично я не страдал…

Забавное происшествие

В одном из парков Петербурга на лужайке загорали две девушки в купальниках. Мимо проходил сластолюбец старой закалки Игнат Фомич Маслов, который и говорит им: «Барышни, не желаете заполучить в свое общество приятственного стихотворца?..»