Петербургская проза

Петербург вобрал в себя лучшие темы для лучшей прозы, и быть причастным этому приятно и трепетно

Забавное происшествие

В одном из парков Петербурга на лужайке загорали две девушки в купальниках. Мимо проходил сластолюбец старой закалки Игнат Фомич Маслов, который и говорит им: «Барышни, не желаете заполучить в свое общество приятственного стихотворца?..»

Радуясь дождю

По тротуару на самокате проехала девочка. Следом пробежал мальчик. За мальчиком были мужчина с женщиной, они молчали и просто шли. Потом какое-то время вообще никого не было, пока не появилась компания школьников. Поравнявшись со мной, они по очереди попинали меня…

Не тот размах

Чем я хуже Анны Карениной, думала грустная особа, находясь в начале марта на трамвайной остановке на улице Звенигородской в Петербурге. И правда, ничем не хуже, хотя в наружности ее не было ни благородства, ни какой-нибудь утонченности…

Участь моста

Если бы я был герой, за мной стояли бы женщины горой. Если бы я летал птицей, мною мечтал бы охотник поживиться. Если бы я жил дубом дуб, об меня точил бы Соловей-разбойник свой зуб. А так я всего-навсего Египетский мост через реку Фонтанку…

Женщина в окне

Улица, на которой я живу, достаточно узкая, чтобы видеть, как в доме напротив женщина (лет тридцати-тридцати пяти) в незашторенном окне до поздней ночи сидит за письменным столом и чем-то занимается. Мне видны полки с книгами, видна настольная лампа…

Солнце в кружке

В Петербурге нет солнца? Да кто вам сказал такую дичь, откуда в мыслях ваших это паскудное недоразумение? Вы приезжайте в этот город, вы побродите по нему в сумерки или пасмурную погоду. Смотрите же: вот уличное кафе на Невском…

Жена-книголюб

В одной из петербургских подворотен мне встретился опустившийся человек Георгий. Не старый еще, лет под пятьдесят, но весь испитой и неухоженный, как бездомная шавка. Пожертвуйте, говорит, рублей десять на топливо для горького сердца. Я выгреб из кармана всю мелочь…

Чудный город

Нет города более похожего на человека, чем Петербург. По Невскому проспекту, несомненно, расположились его позвонки, а голова и все остальное – там, где каждый видит их сообразно собственному духовному строению и житейским привычкам…