Станислав Севастьянов

Сказочник с печатью

Кто не слышал вживую, как поет Вера, тот безмятежный человек. Я послушал – и я ни о чем другом думать не могу, потому что в моей голове строчки из ее песен; в моей голове звучание и интонации ее голоса; в моей голове мысли о том, как бы и мне самому сделать что-нибудь такое, чтобы это походило на волшебство и занебесное явление. Вера именно так поет, у нее неисчезающие строчки, ее интонации проникают чувственными иглами под кожу, она волшебная и как бы не отсюда, где мы с вами, а из загадочной, полной мистического содержания комнаты за стеной, о которой ничего толком неизвестно, кроме того, что там обитают избранные. А она, если ты расскажешь ей о такой своей догадке, в ответ лишь смущенно заулыбается и назовет тебя сказочником, а твое воображение (тут она снова улыбнется, но уже с виноватой грустью) не вполне здоровым. О, пусть бы и у всех было такое нездоровое воображение, когда от него усиливается чувство жизни и чешется печать на лбу – знак приобщенных. Вера – символ веры, а вера – подтверждение догадки. Послушайте вживую, о чем говорю, и вы сами поймете.

Майкл Хейг: Звезды на небе