Станислав Севастьянов

Руки любимого

Ей не спалось. Может, было душно, а может ещё что-то. На всякий случай она встала и открыла окно, и свежий мартовский воздух хлынул в комнату. И сразу облегчение, и захотелось под одеяло, и положить руку под щеку, и чтобы любимый прижался к ее спине, и… Она приподнялась, повернула голову: а любимого-то и не было в постели, и некому прижаться, некому унести ее в какую-нибудь знойную страну… Так, что с ней? То ей душно, то наоборот зноя хочется. Она снова встала, накинула на плечи одеяло, укуталась. Подошла к открытому окну. Посмотрела в небо, темное и холодное. И увидела звезду. Та одиноко висела высоко-высоко, и ей показалось, что она ей подмигнула. Нет, понятно, что звезды мерцают, но тут именно подмигнула. И от этого подмигивания звезды ей вдруг так хорошо и спокойно сделалось, а холодное небо сделалось таким теплым и родным, что она уронила на пол одеяло и протянула к той звезде руки… И звезда горячо обняла ее в ответ. А она уже засыпала и чувствовала, знала, что так могут обнимать только руки любимого. И такое счастье обволокло ее изнутри, такие приятные мысли промелькнули, что она улыбнулась и наконец уснула, – и так сладко и безмятежно она давно уже не спала.