Станислав Севастьянов

Разбитое зеркальце

«Любовь расколола надвое сам мир и его зеркала. А надо любить ли? Надо ли? Когда любовь не звала», – продекламировал Петя Пущин, после чего уронил голову себе на грудь и замолчал минуты на три. Он знал, что произвел эффект, и наслаждался минутой если не всенародной славы, то по крайней мере изумления, которое испытывала теперь Оленька, его одногруппница и лучшая студентка на потоке. А Оленька и правда была изумлена, и изумлению ее конца и края не было: вот ведь дурак какой этот Петька, попросил у нее зеркальце, чтобы на лекции солнечных зайцев по аудитории пускать, а потом на перемене уронил зеркальце на пол, оно и разбилось вдребезги. А сейчас нет бы новое пообещать, так он сочинил какую-то любовную ерунду и вроде как ей признание делает. Нет, он ей нравится, конечно, и она его, может, уже тоже любит, чего уж там, и даже позвала бы его, куда он в стихе своем мечтает; но как она теперь без зеркальца глаза себе будет подводить?

Сэр Фрэнк Бернард Дикси: Зеркальце