Распространенное неверие

Животный крик, рев сердца, вербальная пульсация рассудка. Никаких вербных веток не хватит, чтобы вымести душу и возродить былое. А бывало много хорошего – счастье цвело, любовь пушилась. Он доставлял ей лилии, розы, хризантемы и горы другой утонченной радости; она звала его снежным человеком, потому что чувствовала свою защищенность на его мохнатой груди. Красавица и чудовище – это про них, это на них заглядывались встречные и поперечные, это им не грозила участь бракованных миллионов.

Но случилось распространенное в наши дни неверие. В ночь звездопада они выбрались на крышу своей девятиэтажки, чтобы лучше видеть и успеть загадать побольше желаний, и когда загадывать уже было нечего, он признался, что никогда не чувствовал себя таким окрыленным, как в эту минуту.

– Я могу сделать шаг с крыши и полечу, не разобьюсь, веришь?

– Верю, но лучше не надо. Пойдем домой.

– Почему же домой? Я могу летать. Летать!

– В другой раз полетаешь, прошу тебя. Пойдем домой.

– Нет, сейчас! – воскликнул он и шагнул с крыши.

В первую секунду он и впрямь повис в воздухе и даже стал набирать высоту, но крик за спиной отвлек его от управления полетом, и он камнем ринулся вниз.

Говорят, в такие мгновения вся жизнь проносится перед глазами, все ее лучшие моменты. Но перед его глазами ничего такого не пронеслось, одна только мысль успела вспыхнуть в сознании: как же она теперь без его мохнатой груди?..

Автору 100 рублей на чашку кофе: