Станислав Севастьянов

Пусть всегда так

Шла по улице корова. Красивая, пятнистая, с полным выменем. Прохожие смотрят и завидуют: вот кому-то радость, столько молока корова домой принесет. Особенно завидует старуха Евдокия, сама-то Зорьку свою лет десять как продала, руки уставать стали, а чай до сих пор любит с молоком пить. Да и кашу на молоке, манную или рисовую. Да и творог опять же, сливки. Простокваша еще. Уж больно Матвей Макарыч, супруг ейный, простоквашу обожал. Эх, помер. А корова, красивая и пятнистая, идет, мысли старухины игнорирует, корове такая тяжесть вымени наоборот не в радость. Сейчас бы как сиганула вдоль улицы, как перепрыгнула вон через тот забор, а там травка зеленая, эх. А старик, который помер, в это время шагал по Эдему, а душа его пела: хошь простокваши из озерка хлебни, а хошь на траве зеленющей валяйся, рай все-таки, в раю и жизнь райская. А рыжий кот Мурзик поймал мышь в соседском сарае, играет с ней и хитро интересуется: мышь, хочешь жить? А мышь, конечно, хочет, но понимает: судьба есть судьба. А Мурзик все же взял и отпустил ее, не стал есть. Сытый. Мышь и убежала. Тут и пятнистая корова до своего дома дошла и с облегчением вздохнула: сейчас ее подоят. И старуха Евдокия повеселела: подумаешь, молоко, через час сериал по телевизору. В общем, всем было хорошо в этот день. Пусть и всегда так.