Ирина Полуянова

Прощай, Барселона!

Удивительно, летишь в Европу, а такой маленький, обшарпанный зал для ожидания вылета. Уф, и сиди тут больше часа, одно только развлечение, что украдкой разглядывать понемногу стекающихся пассажиров, да иногда поглазеть на гарцующих по коридору стюардесс с приземлившихся самолетов (как хороша ярко-красная униформа на статных девушках с арабских авиалиний!) Еще и это сомнительное удовольствие в виде гуляющих между сиденьями сквозняков! Как же коварно они просачиваются своими холодными щупальцами с летного поля в зал через прохудившиеся внутренности старых деревянных окон. Бррррр…

– Девушка, а вы куда летите?

Мысли Саши прервали мужской баритон и все же слегка бесцеремонное прикосновение к плечу. Саша оторвала глаза от экрана телефона и уставилась на человека, присевшего на скамейку рядом. Источником звука и касания оказался широкоплечий брюнет с небольшой спортивной сумкой на плече и черным тубусом для чертежей под мышкой. Незнакомец слегка поерзал на жестком сиденье, и не получив ответа, как будто с виноватой улыбкой продолжил:

– А я вот в первый раз лечу. Всю жизнь по земле ходил, а тут так подвезло: с приятелем сошлись в одном деле – и бах, и уже лечу – в первый раз! – не Воронеж какой-то, а в Барселону! Представьте, каких-то несколько часов в кресле – и вот он, огонь Испании, королева Барселона! Будем с приятелем свои давние мечты реализовывать! А вы в Барселону летите? Если нет, то жаль, жаль. Можно было бы рвануть в Андорру, подышать новогодним зимним воздухом в горах. Да, вот здорово было бы… Ой, а вы куда, прогуляться? Да, ноги затекают сидеть, еще почти час ждать. А давайте вместе прогуляемся, а то вам, наверное, тоже грустить не хочется в путешествии? Гулять тут, правда, негде, но в приятной компании и среди трех берез не скучно, правда ведь? Хотите воды купить? Вы правы. Наверное, и я сейчас тоже куплю, а то жажда скоро после кофе замучает, а потом до автомата уже не решусь уходить. Посадку ведь скоро объявить должны. А со своим в самолет нельзя. Ха-ха. Вы ведь не со своим летите? Ну, вы меня понимаете? Что вы, нет-нет, я ни на что такое не смею намекать. Как можно такую милую девушку обидеть… Ох, эти аппараты, никогда с ними не дружил. И где же здесь без газа?

Или может, Липтон купить – подсластить, так сказать, ожидание. Извините, а вы не сможете вон ту водичку мне выбрать? Кнопочку нужную нажмете, а то у меня еще и руки заняты. О, вы просто чудо! С первого раза получилось. А пальчики какие у вас нежные, изящные, как у Мадонны. Так и хочется к губам прижать… И улыбаетесь вы так мило, загадочно, когда вот так, как сейчас, киваете головой. Неплохо вот так с кем-то поболтать перед полетом, а тем более с такой симпатичной девушкой. Простите, вы ведь к друзьям летите или к другу в гости? О, нет-нет, не отвечайте, я такой бестактный. Не хочу вас смущать… Вы не девушка, а мечта художника. Ах, если б вы летели в Барселону! А если и не в Барселону, то может быть можно было как-нибудь… А вы тоже с пересадкой, наверное, летите? Да, перед Новым годом на прямой рейс не попасть. О, кажется, про наш вылет что-то объявляют. Пойду поближе, почитаю.

Саша проводила взглядом фигуру своего спутника, исчезнувшую в конце коридора, и направилась к окну, чтобы отправить последнее в этой стране в этом году сообщение подружке. Заранее она не хотела сообщать ничего, так как знала, что Марина будет всячески взывать к ее чувству самосохранения и сознательности и отговаривать лететь на Новый год одной незнамо куда, да еще со школьным уровнем языка. Набирая сообщение, Саша одновременно думала, что мужчина очень даже симпатичный, с таким приятным тембром голоса, почти испанец, немного, правда, неуверенный и говорливый, но это всё мандраж перед первым полетом. Ах, если бы и правда она летела в…

Между тем, объявили посадку, и пассажиры, пройдя последние формальности, дружный ручейком направились в гармошку рукава, а далее – в салон самолета. Саша прошла на свое место в самом хвосте, села, но все выискивала глазами среди уже сидящих и входящих своего испанца. Не увидела. После взлета же она, сморенная сегодняшним нелегким и сумбурным днем, почти мгновенно уснула под предложенным заботливой стюардессой пледом, а потому пропустив «говядину или рыбу». Впрочем, об этом она все равно бы не пожалела, поскольку двойная заморозка после сегодняшнего экстренного удаления вдруг так некстати воспротивившегося отъезду зуба только начинала отходить. Через пару часов сладкого сна Саша была разбужена легкой рукой своей соседки, сделала пару глотков сухого красного, заботливо прихваченного и на ее долю этой доброй самаритянкой. Ощутив на языке приятный, чуть терпкий вкус вина, с легкой горчинкой в конце, Саша обрадовалась возвращению вкусовых ощущений и – еще больше – четкой, членораздельной речи. Теперь уже снова можно было разговаривать и не бояться, что тебя примут за слегка нетрезвую особу или девушку слегка не в себе. Поблагодарив за живительную влагу свою соседку, Саша, сделав еще пару глотков для храбрости, решила побыстрее после приземления найти своего знакомого незнакомца.

Покинув салон самолета, она почти бежала по коридору аэропорта, пытаясь нагнать тех, кто сидел в носу самолета, и вглядывалась в толпу в поисках густой черной шевелюры. И думала: да бог с ней с этой ее поездкой, может, можно как-нибудь было бы еще все устроить… Он с таким жаром и так жарко на нее поглядывая рассказывал об этой чудесной Барселоне!.. Вдруг уха ее коснулся знакомый баритон. Она еще не могла видеть своего преследуемого, но уже вполне четко могла расслышать, о чем шел разговор.

– Представьте, каких-то несколько часов в кресле – и вот он, огонь Испании, королева Барселона! Можно было бы рвануть в Андорру, подышать новогодним зимним воздухом в горах. Нет-нет, мне не трудно, я и вашу сумку могу понести, тем более что для моих рук она совсем пушок. А вот ваши ручки жалко. Пальчики какие у вас нежные, изящные, как у Мадонны. Так и хочется к губам прижать… А вы в Барселону летите?

На последних словах Саша все же догнала его и увидела, как ее испанец бодро вышагивает рядом с хорошенькой рыжеволосой девушкой в смешном пушистом свитере, чуть касаясь ее плеча своим тубусом. Она слегка улыбалась ему и на последний вопрос «испанца» мило кивнула своим длинным хвостиком и ответила: «Да».

Во взгляде оглянувшейся на миг девушки, брошенном вскользь поверх голов пассажиров, Саша будто прочла врученную почтальоном телеграмму-молнию с надписью: «Прощай, Барселона!» Она остановилась, выдохнула и, почему-то все же не сильно расстроившись, развернулась в противоположную сторону и направилась к указателям, дабы найти свои врата для вылета в то место, которое и было ею определено для начала новой жизни.

Григорий Жадько: Барселона