Прикосновение

И. П.

Знакомо ли вам такое состояние вашего тела, когда весь ваш могучий, вдоль и поперек изведанный чувственный опыт оказывается вдруг во власти одного-единственного прикосновения?

В течение целого года два раза в день и пять дней в неделю я спускался в метро, и мне удалось не заметить ни одного человека. Входя в двери одной станции, я мысленно уже выходил из дверей другой, на эскалаторе вниз я доставал книгу, а на эскалаторе вверх снова ее прятал. Последний вагон поезда, место у двери. Первые четыре станции я стоял, после пятой уже можно было сесть. Все мои действия были автоматическими, я был отлаженным механическим существом, и только читающие глаза мои оставались живыми на грубых и мертвых сквозняках, по которым текли безликие тени. Сколько за год набралось таких поездок? Пятьсот? Может быть. А в пятьсот первую я дочитал последнюю страницу и захлопнул книгу.

И увидел ее. Нет, виноват, не так. Увидел я спустя минуту, а прежде того я ее почувствовал. Целую минуту – внезапную, острую, бесконечную минуту – я сидел с закрытыми глазами и чувствовал, как ее обнаженный локоть касается моего локтя. На мне была рубашка с коротким рукавом, а значит, я и сам был обнажен в излучине моей руки, обозначившей в какой-то миг крутой поворот моей жизни.

Можно ли через кожу познать человека? А полюбить? Глупости, скажете вы, сочинение больного воображения. Но так именно случилось со мной. Объяснения этому никакого нет и не будет, она просто сидела рядом, просто касалась меня своим локотком. А я вдруг словно очнулся от года бессмысленного, пустого существования под землей, когда мог бы весь этот год искать и ловить мгновения, подобные этому. Но нет, не многие и даже не некоторые, о чем я, а только это самое мгновение, его одно мог бы я ждать, томиться по нему, мечтать о нем, как о сильнейшем наслаждении, и приготовиться его удержать.

Но я был застигнут врасплох и не удержал. Открыв глаза, я увидел ее сомкнутые колени, едва прикрытые светлым, с пестрыми цветками, платьем. У меня зарябило в глазах от пестроты охватившего меня желания. Мне захотелось положить ладонь на эти колени, прижаться к ним пальцами, узнать их… И зачем поезд не замер в темном тоннеле? Почему под землей света больше, чем от солнца? Я спохватился и одернул руку, и в ту же секунду между коленями появился просвет. Сантиметр, может быть, или даже миллиметр. Ничтожно малый шанс для моей распаляющейся длани, еще более ничтожная греза о внезапной ночи, в которой я мог бы отринуть все недомолвки между нашими локтями.

Измученный и жалкий фантазер, я поднял голову и посмотрел ей в лицо. Я ничего не ждал от нее, ни даже ее ответа на мой взгляд. А она излучила на меня теплую ласку удивительных зеленых глаз и сказала: «Я сейчас выхожу».

И вышла на следующей станции. А я остался сидеть, оглушенный ее словами, я не ринулся следом. Мое отлаженное механическое существо будто окостенело, отомстив мне за мое прежнее пренебрежение им. Но меня спасли мои глаза, успевшие ухватить время на часах: пятнадцать минут назад до выхода из метро; двадцать пять минут назад до моего дома.

И вот уже пять месяцев и двенадцать дней я выхожу на улицу в одно и то же время с единственной надеждой: начать все с самого начала, с той самой первой, бесконечной минуты… И день за днем, поезд за поездом я все больше и отчаяннее забываю ее лицо, но все сильнее люблю ее саму – мою внезапную мечту, прикоснувшуюся ко мне своим локотком.


Автору 100 рублей на чашку кофе:




Мои проекты ВКонтакте: