Станислав Севастьянов

Победитель

Памяти моего деда

– Расскажи мне о войне, дед, – попросил внук.

– Да чего рассказывать: война и война.

– Страшно тебе было, ты боялся?

– Все боялись. Умирать кому охота? Поставят нам в окоп бидон спирта – пей, сколько влезет. Некоторые напивались так, что никакие черти не напугают. А эти прут на нас хуже чертей, все в новенькой форме, рукава по локоть закатаны, у каждого автомат. И улыбаются. А у нас что – винтовка с полдюжиной патронов на брата да страха полные штаны. Кто уже пьян, тот уж, конечно, смельчак – выскакивает из окопа «зародинузасталина» и сразу пулю ловит. Быстро мы пить разучились…

– Как же вы победили, если столько страху?

– А что страх, страх прошел, когда попривыкли. У меня жена дома осталась, бабушка, значит, твоя. О ней думал, о своих детях, которые еще не родились.

– А обо мне ты тоже думал?

– И о тебе думал, а как же, – сказал дед, прижимая к себе внука слабой рукой. – Ничего, милый, ничего. Война как война, ничего особенного.

Старик, по случаю праздника успевший замахнуть с утра две рюмочки, заплакал. О том, что пережил, о молодой и нерожавшей жене, о саженцах яблони, которые не успел высадить, о клюкве, которой до отвращения на всю жизнь наелся в голодном окружении, о дружке Павлуше, которому под Ровно на его глазах оторвало обе ноги…

Поплачь, дед, поплачь. Тебе можно. Ты победил.