Станислав Севастьянов

Осадок

Фома Фомич сидел на балконе своей квартиры, докуривал сигарету, допивал кофе, смотрел на площадку перед домом, на которой возились дети. Ему было хорошо, настроение у него было замечательное. И вдруг, сделав глоток и почувствовав на зубах кофейный осадок, он поморщился и заглянул на дно кружки. Да, кофе был допит. На дне кружки явственно вырисовывался рисунок: рога. Фома Фомич вскочил и встревожено начал думать. Нет, он не верил во всякого рода знаки и тем более в гадания, человек он был не темный. Но все-таки. Что эти рога могли означать? Что он их кому-то наставит? Но у него никого не было, ни жены, ни даже любовницы. То есть, слава богу, и ему никто не мог наставить рога. Но рога ведь есть, вот они, на дне кружки. Не просто так ведь он их увидел, согласитесь. А может, это измена делу, которому он до сей поры был верен? Фома Фомич усмехнулся. Он был завскладом на заводе автохимии, так что ничего страшного, если он изменит своему складу, в котором постоянно воняло этой самой химией, например, креслу помощника директора, где светло и чисто. Да ну, что за ерунда. Фома Фомич утомился думать и пошел на кухню, чтобы сделать себе еще кофе. А когда сделал и уже поднес кружку к губам, то понял, что хочет не кофе, а чай. Сроду не хотел, а тут вдруг такое. Неужели это и есть рога? Неужели и есть знак? Ну ладно. Он вылил кофе и заварил себе чаю. И потом вернулся на балкон, снова закурил и стал пить чай. Пить кофе, конечно, было для него приятнее, но лучше чай – от греха подальше. От чая осадка не будет. А летом Фома Фомич поехал в деревню к родственникам. И в деревне, черт бы его взял, на него набросился бык, у которого были чудесные рога, гордость всей улицы. Ну и забодал его насмерть.

Густав Климт: Черный бык