Ирина Полуянова

Огонь в ночи

Густой туман таинственным, неопознанным зверем, прижавшимся своим голодным брюхом к самой поверхности вод, медленно и неминуемо заползал на зеркальную гладь озера. Клубы молочного пара поглощали не только водную стихию, чуть сонную к концу дня, но постепенно прятали в себе и сизоватые вечерние горы, зубцами царской короны возвышающиеся по дальнему краю хрустального обруча озера. Еще немного, и пейзаж, достойный и акварели, и масла, скрылся внутри раскрытой пасти зверя, прокладывающего себе путь дальше – до дальнего берега – в стремлении проскользнуть сквозь горную расщелину и заночевать в зеленой долине. Солнце, склонившее светлую голову и любующееся своим отражением в зеркале вод, уютно укутала дымка в сонной глубине своей пушистой шали. Краски сгладились, мир – сквозь туманные очки. Но розы, нежно-розовые розы с багряным подбоем, так тесно прижавшиеся друг к другу своими стройными юными телами в горной, хрустально чистой воде, нисколько не скрывающей своей кристальности в тонкого стекла вазе на изящном столике, удержали в себе пылкий огонь засыпающей царственной звезды. И стоя на террасе и глядя мечтательно и как будто отстраненно от окутанного белесой пеленой мира на их розовеющее пламя, она ощущала в своем взволнованном сердце такие же нежные отблески румяного солнца, согревающие прозрачными лучами каждую молекулу ее тела и не дающие остыть в опускающихся сумерках. 

Дневное светило в горных краях по обычаю рано отправляется ночевать на другую сторону земли, а тут еще этот притаившийся и будто напавший из засады белоснежный пушистый зверь поймал последние взмахи солнечных ресниц своими мягкими лапами. Ночь захватила еще не готовый ко сну мир. Но в этой наступающей темноте так ярко и уютно горят свечи, обдуваемые еще по-летнему теплым ветерком, отбрасывающие золотистые блики на благоухающие цветы, а еще ярче – в отблесках их нежного пламени – сияют глаза любимого. Глаза любимого, в которых сверкают все далекие звезды чернильно-черничного неба. Глаза любимого, которые при встрече с тобой сами горят светом солнца, обдавая твое сердце жаром розово-багряных бутонов, подаренных этим чудесным утром. И жадное подвижное пламя полупрозрачных свечей отражается в его глазах страстным стремительным танцем, вызывая к жизни самые жаркие желания и освещая для тебя самые дальние уголки вселенной.

Ирина Полуянова: Розы и горы