Короткие рассказы

О высоком искусстве и науках

ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО
«А ведь я сильно уважал Шопена, – изрек Николай, закуривая. – Жена как уйдет на концерт, так у меня дома рай на три часа». «А я Вагнера почитал, – кивнул Самойлов. – Но теперь черта с два». «В печенках у меня вся эта муть, – проворчал студент Чирков. – Тошнит». «Подумаешь, печенка, во мне тяга к высокому искусству умерла», – вздохнул вдовец Андрей Палыч. А здоровяк Бедрин, которому было наплевать, сказал: «Хватит ныть, всего три этажа осталось. Взяли!» И они потащили рояль дальше.

УЧЕНЫЙ И НЕВЕЖДА
Человеку ученому живется тяжелее, чем невежде. Вот у Романа Платоныча, например, два высших и степень кандидата, а у Володьки Кудинова только восемь классов. Пошли они на подледную рыбалку, а лед уже талый, Роман Платоныч и провалился. Потому как располнел, бедняга, за науками сидя. А Володька водопроводчик и всегда в движении: трубы ж круглые сутки лопаются. Вытащил он приятеля из полыньи, на радостях и напились. Пьяный кандидат осознал свое унижение и плакал. Кудинов гладил его по голове.

ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ
«Здесь мы с вами познакомились». – «В самом деле?.. Но что за вольность – везде снег, а дерево цветет?» – «Это весна в душе». – «Ладно. А скамейка почему висит?» – «Это аллегория. Мы как присели, так я и воспарил». – «Но сама скамейка ведь не парила?» – «Про скамейку не знаю». – «Не знаете, а вольничаете. Поставьте ее на землю. У меня от нее голова кружится. Я с детства не люблю карусели». Он макнул кисть в охру и пририсовал к скамейке длинные ноги. Так Гала стала музой Сальвадора.

ЭФФЕКТНО
«Видите ли, Ася, я не умею фотографировать, но я продал коллекцию монет и гараж, чтобы купить фотоаппарат и что к нему полагается. Помогите! Сегодня у меня первая клиентка, я должен выглядеть эффектно. Что? Да это не важно, главное впечатление, а куда нажимать, вы мне покажете. Она не сообразит, она хоть и красавица, но… Но мне так хочется ее завоевать!» С клиенткой он встретился у Летнего сада. Он явился во всеоружии, а она явилась не одна. С подругой. С Асей из фотомагазина.

ЧУЖОЙ УМ
«Как мне от нее избавиться? – спрашивал первокурсник Вася Кольцов совета у старосты общежития Говорова. – Нервирует, видеть ее не могу». – «В таком деле лучше не тянуть, – отвечал Говоров. – Лучше сразу взять и отрезать». – «Разве лучше? Последствий не будет?» – «Не робей, Василек, обойдется». Василек взял ножницы и срезал петлю, торчавшую из его новенького свитера. На другой день в этом месте образовалась дыра с кулак. «Ну и осел этот Говоров, тоже мне советчик выискался», – дулся Василий.

ФОНТАНКА И ПОЭТ
«Я хочу погрузиться в тебя, окунуться в тебя хочу. А ты неприступна, ты лед, и я, как рыба об лед, молчу. Твой облик – холодный презрения мрак, для тебя я никто, ничто и никак». – «Скоро март, растают льды, вот тогда и приходи». – «Ладно. Смотри у меня!» Поэт Пряхин погрозил Фонтанке кулаком и побежал сочинять предсмертную поэму о блестящем, но безвестном пиите, который по весне утопится в известной речке, и тогда о нем (Пряхин снова потряс кулаком) уж точно все заговорят.

Читать еще:



Автору 100 рублей на чашку кофе: