Прозаические миниатюры

О симптомах

Вот я вижу человека, подхожу к нему, заговариваю с ним, вопрошаю его и вдруг начинаю чувствовать, что он не сам по себе человек, а как бы проявление, или представитель, чего-то другого, постороннего, одним словом, симптом какой-то. И ладно бы он был симптомом своей собственной, но прикрытой сущности, так ведь нет же, он предпочитает свидетельствовать о вещах для него часто условных и чужих. Спросишь, например, такого человека: «Как вы находите такой-то рассказ К.?», а он замычит в ответ, многозначительно закивает головой, выставит вверх указательный палец, а для пущей убедительности еще и глаза закатит. Просто черт знает что такое!

И ведь он, скорее всего, этого рассказа не читал, а имя К. слышит впервые. Сказать же, что он дурак или лицемер, не скажешь, потому что не дурак и не лицемер, а только кажется таковым по глубоко укоренившейся привычке. Казать же себя дураком значит быть симптомом глупости; казать себя лицемером значит быть симптомом неискренности. Даже казаться воспитанным и благородным тоже означает лишь одно: быть симптомом.

Могут возразить, что о человеке говорят: «воплощенная глупость», «воплощенное лицемерие», «воплощенное благородство» и прочее. Однако что это значит? Сам ли по себе человек такой или это только то, каким он видится и кажется другим? Независимо от ответа очевидно одно: человек должен беспрерывно спрашивать себя о степени своей симптоматичности.

Читать еще:



Автору 100 рублей на чашку кофе: