Короткие рассказы

Недетские рассказики

ЗЛОПАМЯТНЫЙ
Мальчику нравилась девочка. Девочке нравился сизый кот подружки. Сизому коту нравилось гулять по крыше. Крыше нравилось, когда на нее капает дождь. Дождю нравилось, что он неподвластен времени: он и давным-давно капал, и совсем недавно капал, и сегодня капает. Особенно же ему нравится капать на лысину солидного господина. А солидному господину уже сорок лет никто не нравится. Зато он ненавидит сизых котов.

КРОВАВОЕ ДЕЛО
Иван Андреевич Нежнов достал большой нож, осторожно убедился пальцем, что острый, сжал рукоятку, замахнулся – и оробел: вид крови мог довести его до припадка, до помутнения рассудка и обморока. Но отступать было малодушно, он решился, и раз! – крови нет. Еще раз – снова обошлось! Переведя дух и сглотнув слюну, он потянулся за солонкой. Аннушка, его супруга, сказала, что задержится на работе, и велела ему приготовить себе яичницу.

БОЛЕЗНЕННАЯ МЕЧТА
Степан Фомич в детстве болел авиацией и ходил в кружок авиамоделирования, но вырос и стал бухгалтером. Что тоже совсем неплохо: в отделе сплошь обольстительные наяды, особенно Раиса, пышная и жгучая. Однажды он самозабвенно целовал ее на мосту, но прибежал мерзавец муж и грубыми жестами похерил всю интимность. Степан летел с моста орлом, независимым и гордым. А ключица потом срослась.

ВЕЗУНЧИК
Он заглядывался на нее, любовался ею, трепетал при встрече: она сверкала на фоне его приземленных будней, была возвышенно прекрасна, холодна и недоступна. Как вдруг, изрядно одарив ее своим вниманием, он почувствовал, что и она, словно тая под его палящим взглядом, начала тянуться к нему. И вот, никак того не ожидая, он вступил с нею в контакт… Пришел в себя, когда медсестра меняла повязку на его голове. «Вы везунчик, – сказала она ласково. – От таких сосулек редко кто выживает».

ВОСПОЛЬЗОВАЛИСЬ
Она лежала у батареи в подъезде: не первой свежести, помятая, некрасивая. «Ты смотри-ка», – удивился Григорий. «Вижу, не слепой, – ответил Осип. – Давай мы ее того, пригладим, раз подвернулась. Как считаешь?» – «Может, не надо?» – «Да брось! Кто узнает? Твоя на юга укатила, моя у тещи прохлаждается». – «Вот дьявол, убедил». Григорий вздохнул, поднял с пола сторублевку, и приятели отправились за бутылкой.

НЕ ДОЖДАЛСЯ
Это была невидаль чудного мгновения. Презрев неземные силы и собственный путь, он замер, чтобы насмотреться на нее впрок. Сначала она очень долго снимала с себя платье, провозилась с молнией; потом распустила волосы, расчесывала их, наполняя воздухом и шелковистым цветом; потом тянула с чулками, старалась не зацепить ногтями; потом медлила с розовым бельем, настолько эфирным, что даже ее утонченные пальцы показались грубыми. Наконец она разделась вся – но месяц уже глядел в другое окно.

Читать еще:



Автору 100 рублей на чашку кофе: