Натощак

На крыше дома напротив стоит высокая, рогатая телевизионная антенна; на антенне сидит красивая ворона; я смотрю на нее, любуюсь, а она смотрит то в одну сторону, то в другую. Но не на меня. Так и улетела, не взглянув. Однако я подозреваю, что она ничего на мой счет не проворонила, – мало ли кто ею любуется, на всех внимания не хватит. Вот если бы я был кусочком сыра на подоконнике… Ох уж эта воронья сущность, а ведь и среди людей есть такие вот птицы, прекрасные и самодостаточные, пока они не усмотрят в тебе кусочек чего-нибудь лакомого. А как усмотрят, так тут же и подлетят, да и облапают без запинки. Ну уж нет, не буду я лакомым куском, не пускай обо мне слюни, окрыленный человек, потому что я буду для тебя наоборот: неудобным и черствым, как булыжник; тяжелым и хмурым, как туча; нелюдимым, когтистым и неисправимым.

Кот Иннокентий, которого посетили все эти немыслимые для сытого кота соображения, спрыгнул с подоконника и побежал на кухню: запахло жареной мойвой, а это вам не ворона какая-нибудь, это даже значительней. А соображения – да шут с ними, натощак полезно порассуждать о жизни, от этого аппетит только крепче.

Автору 100 рублей на чашку кофе: