Станислав Севастьянов

Мстительный автор

Когда Сергей Васильевич Липунов видел эту парочку, он плакал. Не нарочно, не от ветра текли у него слезы, а сами собой. От несбывшихся мечтаний. Девушка напоминала ему его дочь Веру, а собака напоминала Дика, которого он кутенком нашел на задворках. Ведь это могли быть они, Дик мог так же обнюхивать каждый угол, а Вера могла так же напевать веселую песенку. А потом они вернулись бы домой, а там их ждут, им рады, с ними ужинают, смеются, делятся радостями… Эх, вздыхал каждый раз Сергей Васильевич, утирал слезы и шел на съемную квартиру, где его никто не ждал и никто ему не радовался. Эх, вздыхал он, надо было жениться, когда за него еще хотели выходить замуж. А теперь кто ж захочет, когда у него ни своей квартиры, ни даже собаки… Конечно, я как всеведущий автор рассказа мог бы утешить его, мог бы сказать: а помнишь, Сергей Васильевич, на втором курсе ты ездил в колхоз морковь собирать? И среди местных была такая весёлая, бесшабашная Катюша, с которой ты, вместо того чтобы план по моркови выполнять, дурака валял, помнишь? А у нее, между прочим, дочь потом родилась, и между прочим как раз Вера. Насчет Дика я не уверен, но Шарик там у них точно тявкает… Но я ему ничего не скажу, пусть и дальше у него сами собой слезы текут. И да, я злой, потому что в тот год я недоедал моркови, которая из-за этого ловеласа была в дефиците, в результате чего у меня ухудшилось зрение и мне выписали очки. А вчера у меня сломалась у очков дужка, а денег на новые нет. А если читатель такой сердобольный, то пусть пойдет и сам этому Сергею Васильевичу всё расскажет. Может, и правда плакать перестанет.