Клеопатра

– Клео, умоляю тебя, не дуйся. Ну что нам какая-то неделя? Мы и на две разлучались, и даже на месяц… На месяц не было, нет? Ну все равно, неделя пролетит, как снег в октябре, не успеем опомниться. И от тоски ты не заболеешь, и от голода не помрешь, и вообще спи себе да спи, вся наша кровать для тебя одной. А? Что? Молчишь, ну и молчи, злая. Животное ты, жестокое и эгоистичное!

Анжелика, не находя понимания и сочувствия от любимого существа и почти плача, схватила дорожную сумку, бросила на эгоистку прощальный душещипательный взгляд и хлопнула дверью.

А у подъезда такси, а дальше аэропорт, а потом часы перелёта – и море, пляж, красавцы в плавках!.. А Клео, она же Клеопатра, она же Клёпа, она же Клёпыш, она же эгоистичное животное и, в конце концов, просто кошка, – Клео в этот момент потопталась на оставленной на кровати блузке, вышла на балкон и через секретную дыру спрыгнула со второго этажа во двор: раз уж ее бросили, то и она погуляет вволю…

Вернувшись из умопомрачительного отпуска и обнаружив нетронутой миску с кормом и отсутствие в квартире любимой кошечки, Анжелика чуть с ума не сошла, двое суток бегая по соседним дворам и умоляя небеса вернуть ей Клёпу. А ненаглядное животное выглядывало из-за дерева, радовалось возвращению хозяйки и мурлыкало от осознания того, как сильно ее любят…

Автору 100 рублей на чашку кофе: