Каторга

«Покаялась бы ты, Алена, я же все пойму, все прощу», – говорил Степан своей жене, вернувшейся с работы на три часа позже. А та опрокинулась в кресле, горем убитая, глаза мокрые, вид жалкий-жалкий, ну прямо готовая на закланье, и молчит. «Теперь тебе худо и совестно, – продолжал вздыхать муж, – знаю, но без покаяния будет совсем мучение, потому как ни покоя, ни воли тебе не обрести с таким грехом на душе». Алена на мгновение пришла в себя и с недоумением уставилась на него: «Ты чего мелешь? С каким ещё грехом?» Степан от такой наглости вконец возмутился: «Ну как же! Изменила ты мне! Любовника поганого завела!» Тут Алена и вовсе навзрыд зашлась. Ну до чего же эти мужчины дураки. У нее пуговица оторвалась от жакета, который ей подруга из Италии привезла. Она пять раз от работы до дома прошлась, глаза себе чуть не вывернула, и все впустую. А этот к ней с какими-то пустяками пристает. Боже, что за каторга.

Автору 100 рублей на чашку кофе: