Станислав Севастьянов

Катастрофа у женщины

Над женской печалью и женскими страданиями смеяться нельзя. Тем более нельзя над ними насмехаться и принижать их до комариного писка. А то вон Тамара Рудольфовна вчера печалилась и страдала, что у нее новый чулок пополз, едва она вошла в театр на представление «Демоны» по пьесе какого-то шведа (про секс, отношения и средний возраст, как было сказано на афише). Так и выискивала весь спектакль этих самых демонов, из-за которых она подверглась стыду. А после спектакля, вернувшись домой и заметив на лице супруга Николая Фомича усмешку, она догадалась, что это он нарочно катастрофу с чулком подстроил, чтобы она по всяким театрам не шлялась и к высокому не тянулась. «Вот негодяй, ревнивец чертов», – разозлилась Тамара Рудольфовна. И так скандалила весь вечер, так шлепала супруга ладонями по щекам, что того едва не хватил удар. Он-то не знал, что дело в новом чулке, который пополз, когда Тамара Рудольфовна выходила из автобуса и нечаянно зацепилась за сломанный замок на портфеле некоего Вениамина Сергеевича Дыренко, старшего научного сотрудника, который после работы ехал из своего НИИ домой и мечтал о голубцах, которыми его покормит на ужин жена. А про секс в «Демонах» Тамара Рудольфовна даже и не помнила, был ли он вообще там.

Жак-Луи Давид: Печаль