Это тебе не фигли — Эпизод 4: Измена

Ничто не облагораживает городского человека так, как выходные, проведенные в деревне у бабушки с дедушкой.
И все же Борик явно перегибал палку. На уроках вел себя показательно, на русском сам вызвался к доске, а на переменах отказывался плевать по мухам и пять раз назвал Машу не Машкой, а Машей.
Доска и мухи Эдика не напрягли, а вот Маша… Он боялся познать истину, но по пути из школы собрался с духом.
– Борик, – сказал он.
И Борик понял, что Эдик поставил ему ультиматум – или давай объясняй трансформацию, или я надуюсь, как кембриджский индюк, и тогда капут.
– Индюк здесь ни при чем, – усмехнулся Борик. – А вот кое-кто другой, вернее, другая – при чем.
И он одухотворенно подмигнул другу, хотя тому показалось, что омерзительно.
– А как же Маша, – с укором спросил Эдик, возносясь на вершины благородства.
– Машка потом, никуда она не денется.
И Борик потащил упирающегося Эдика к себе домой давать объяснения.
А когда привел, и они остановились перед дверью его комнаты, сказал:
– Приготовься, сейчас ты ее увидишь.
– Не хочу, – затряс головой Эдик. – Ты подлец.
– Тихо ты, чего орешь? Напугаешь еще, – рассердился Борик и впихнул Рыцаря Благородное Сердце в комнату.
А там никого не было. У Эдика уже покатился было камень с души, как он услыхал:
– Машка, ты где? Выходи.
Ах вон оно что! Все ясно. «Машка» – это тебе не фигли. Это измена.
– Машка, – снова позвал Борик.
И Машка выбежала из-под кровати.
– Это что? – У Эдика глаза на лоб полезли.
– Не узнаёшь? Погляди внимательно. Ну?
Эдик сел на корточки и стал приглядываться. Долго приглядывался, даже взмок.
– Прости, Борик, не узнаю.
– Да это же наш цыпленок из ускорительной трубы. Ну ты даешь. Я его как увидел, так сразу признал. А он меня. Целый день за мной бегал, отпускать не хотел. Пришлось забрать с собой.
– Так то цыпленок, а это – взрослая курица, – заметил Эдик. – Недели ведь не прошло. Да и не похожи они совсем.
– Во-первых, после ускорителя так и должно быть, что сразу в рост пошел. А во-вторых, откуда ты знаешь, что не похожи, когда цыпленка мы не успели разглядеть?
– Не успели, – согласился Эдик.
– Значит, это он и есть, наш Машка. Я его в честь сам знаешь кого назвал.
– А Маша не обидится?
– Она наоборот обрадуется, что мы увековечили ее имя в науке.
– Может, тогда лучше Мария?
Борик задумался, почесался и посмотрел на курицу.
– Какой же он Мария? Понимаю, если бы еще лебедь был или орел…
И тут оба встрепенулись. Обоих пронзила одна и та же гениальная мысль.
Эдик мечтательно зажмурился, а Борик подошел к курице, наклонился и вкрадчиво, проникая голосом в самые глубины куриного разума, сказал:
– Ты хоть понимаешь, как тебе повезло, орел?
Машка положительно закудахтал и застенчиво скрылся под кроватью.
И это было еще одно подтверждение того, что все великое совершается мужчинами во имя женщины.

Автору 100 рублей на чашку кофе: