Станислав Севастьянов

Избыток чувств

«Зачем вы привели меня сюда?» – спросила Елизавета Викторовна Павла Андреевича, когда они пришли в сад. «Как зачем, – изумился он. – Здесь столько прекрасных роз! Смотрите!» Она посмотрела по сторонам и пожала плечами. «Вижу, что розы. Но зачем мы здесь? У вас есть какой-то умысел? Вы нарочно это сделали? Признавайтесь!» И она кокетливо ущипнула его за локоть. «Ой, – сказал Павел Андреевич. – Больно». А Елизавета Викторовна строго посмотрела на него и сказала: «Так и мне будет больно, если мне в палец вонзится шип розы. Вы об этом не подумали?» Павел Андреевич покраснел и готов был провалиться сквозь землю. «Простите меня, дурака. Я не думал, что шип, я думал, что нос, то есть что вы своим носом… то есть что понюхаете, что насладитесь, в общем…» Она махнула рукой, приказывая ему замолчать. Он замолчал, а она взяла и сорвала одну розу, самую большую и красивую. И, разумеется, укололась, и из пальца пошла кровь. «Вот, о чем я и говорила», – сказала она. «Простите меня, дурака. Я не думал…» – ужаснулся Павел Андреевич, не находя подходящих слов. «Ну что же вы! – воскликнула она. – Скорее же целуйте палец! Смотрите, он истекает кровью. Разве вы не обожаете его?» И до него наконец дошло, что это и есть самое большое блаженство и самое огромное счастье для мужчины: целовать истекающий кровью и обожаемый палец любимой женщины. И от избытка чувств он быстро наклонился, благоговейно зажмурился, затаил дыхание – но от волнения и по неопытности не рассчитал и натурально укусил Елизавету Викторовну. Да так пылко, так самозабвенно укусил, что, кажется, едва и вовсе не откусил палец. Но здесь мы поспешим поставить точку, поскольку история эта задумывалась про любовь и нежные чувства, а не наоборот.