Ирина Полуянова

Фиолетовая притча

Да уж, и в прежние-то времена непросто было спастись от острых стрел, а теперь тебе просто крупно повезет, если, оглохнув от громкого выстрела, исчезнешь в спасительном небе, отдав в жертву небытию только блестящие перья из хвоста. Ну вот как можно спастись от этих настойчиво рыскающих в округе охотников, если днем с огнем они ищут и ищут тебя, пытаясь разнюхать твои секретные убежища, если каждый преследователь только спит и видит, как бы ему выведать по твоему неосторожному вскрику овражек, где ты тихонько отдыхаешь и никого не трогаешь. Одна только и мечта: найти бы такое место, где не догонят молнии выстрелов, где не спугнет с родного гнезда близкий лай бегущей собаки.

Ах, мечта… Она так легко возносит твои мысли прочь от земли с ее вечными погонями и прятками. Но сама при этом так возвышенна и неприступна. Разве сможет она снизойти до того, чтобы подарить свою благосклонность тому, кто каждодневно робко прячется в высокой траве. А если да? Ведь мечта тоже женщина, а значит может и пожалеть несчастного, приголубить, а желая уберечь от страданий, еще и прижать к себе крепко-крепко, согревая своим дыханием. А уж обняв тебя так ласково и надолго, точно станет такой родной, что совсем воплотится в реальности. И снизойдя в твою реальность, она возвысит тебя до самых небес. 

И в объятиях мечты взглянув с высоты, поймешь, что преследователям-то и неведомо, что своими жадными поисками привели они тебя в такое место, где ни один фазан раньше не гнездился, да что там, и мимо-то не имел права пролетать. И хоть с прежней ненасытностью каждый охотник желает знать, где сидишь ты, не разглядеть им тебя и не поймать уже в свои руки. И бесконечно рыская в чаще лесной, будут они напрасно жаждать встречи с тобой, надеясь, что вот в той или следующей ямке ты тихонько сидишь и ждешь своей участи. Нет. Не сидишь и не ждешь. Ты теперь птица высокого полета и, легко махая крылом, вдруг обнаружишь, что уже прячутся силуэты самих преследователей, как в траве-мураве, среди высоких деревьев. 

Но хоть и свободно распахнуты твои крылья в высоте, держат теперь они не только тебя, но и всю тяжесть воплощенной мечты, весь калейдоскоп желаний, ярко сияющих и доступных восторженным взорам, обращенным с земли в небесную синь. И не спикируешь уже никогда на землю, но не потому, что там все еще ищут тебя преследователи, а будешь вечно парить в прозрачном воздухе: ведь на плечах твоих фиолетовых все краски мира, воплотившиеся в волшебной радуге, ведущей нас к заоблачной мечте.

Роберт Бейтман: Кричащий фазан с полоской вокруг шеи