Станислав Севастьянов

Девушка с зонтом

Она, конечно, умница и предусмотрительная девушка. За эту ее предусмотрительность, столь полезную в будущем семейном быту, он ее еще больше любил. До вчерашнего дня. А теперь даже не знает. А чтобы читателю было понятно, отчего он не знает, мы опишем то, что вчера произошло и чему мы отчасти явились свидетелями. Итак, он повел ее на лодочную станцию, и намерения его были чисты: он хотел сделать ей предложение. Он и прежде уже несколько раз порывался сделать ей предложение, но она, словно почувствовав наиважнейшее, в волнении то убегала домой, то ее вдруг пугала бездомная собака, то ей делалось душно до обморока и ему приходилось свое признание отменять. И наконец он придумал покатать ее на лодке, с которой она, во-первых, не убежит; во-вторых, никакая собака ее не напугает; в третьих, от воды будет веять прохладой, так что духота тоже исключается. И вот он арендовал лодку – и они поплыли. А поскольку она девушка предусмотрительная, то у нее был с собой зонтик от солнцепека. А у него, разумеется, не было, к тому же руки заняты веслами. И вот они плывут, он нащупывает нужные слова, готовится, собирается с духом, – как ему вдруг начинает напекать голову. А с такой головой как бы еще чего лишнего не нагородить. И он решает остудиться. Солидно и многозначительно кашляет, снимает с себя рубашку, туфли, штаны, – и остается в одних трусах. Отнюдь не купальных, ясное дело, ведь он заранее не собирался нырять, а в трусах семейных, с каким-то дурацкими квадратами. И в этот значительный момент она вдруг начинает смеяться. Над его нелепым видом, разумеется, ведь она уже успела почувствовать, что он снова собирается сказать ей «наиважнейшее». В общем, он нырнул и поплыл прямиком к берегу. Оскорбился, значит, это и дураку ясно, а уж умной девушке подавно. Доплыл до берега, вышел из воды, отряхнулся, как собака, и пошел домой. Прямо в трусах с квадратиками, ему уже было наплевать. А его несостоявшаяся жена из-за зонтика не могла взять в руки весла, поэтому ей пришлось ждать, когда лодку саму рано или поздно прибьет к берегу. Лодку, конечно же, прибило. Под утро. А что было дальше, мы не знаем, потому что не стали дожидаться развязки и тоже ушли домой. У нас уже есть жена, она ждала нас к ужину, а ужин для семейного человека, сами понимаете, дело неотложное.

Анри Лебаск: Женщина с зонтом в лодке