Батистовый шарфик

«Как бы мне одним ударом прихлопнуть сразу всех женщин?» – лихорадочно соображал Джакомо Казанова ранним утром восьмого марта. С одной, которая вот она, еще спит рядом, все понятно: ладно уж, он подарит ей батистовый шарфик, который на прошлой неделе вымолил на память у графини. Но с остальными как быть? Он уже и не вспомнит всех, а попробуй какую обдели, это ж сразу извержение Везувия, это светопреставление и кошмар… На этом тягостные мысли его были прерваны: цветочница Генриетта, с которой он познакомился накануне, зашевелилась и открыла глаза. «С праздником, душа моя!» – и Казанова угостил ее самым волнительным из своих поцелуев. «А с каким?» – спросила изумленная Генриетта. И тут до Казановы дошло: Международный женский день учредят только спустя полтора столетия, а сегодня просто новый мартовский день, просто новая прекрасная женщина, просто новые волнительные прикосновения… И он испытал такое облегчение, так возликовал, что все же подарил Генриетте батистовый шарфик графини.

Автору 100 рублей на чашку кофе: