Станислав Севастьянов – Проза

Памятка женщинам

Труднее всего мужчинам даются пустяковые и недостойные дела: перегоревшую лампочку заменить, угол обоев подклеить, расшатавшуюся ножку у табуретки поправить. Женщины, ну что вы, ей-богу? Ну сами подумайте. Вот горы ради любимой своротить…

Никакой логики

Тимофеич решил заняться подледной рыбалкой: пришел на реку, прорубил лунку, только уселся – клюет! Тащит, а там, ядрен-батон, не карась какой-нибудь, а золотая рыбина. Взмолилась рыбина: отпусти, мужчина, а я взамен три желания твои исполню…

Любовь и наука

Зимой обычно грустно, а Тамара Петровна, продавец бакалейного отдела, шла ранним утром на работу, ловила лицом падавшие снежинки и улыбалась. Настроение у нее было отменным, потому что она прочитала в новостях, что скоро в аптеках будут продаваться шоколадные таблетки…

Поруганная любовь

После лета остается загар на коже, после осени желтые листья, а после Зиночки у Пети Морозова осталось всякое барахло, которое Зиночка, расставаясь с ним, в спешке забыла у него в квартире: пластмассовая заколка для волос, деревянная расческа…

Конец ромашкам

Она всегда будет с грустной нежностью вспоминать то бескрайнее поле и те благоухающие полевые ромашки, в которых они так волнительно лежали. В обед, когда солнце становилось высоко и жарко, он приходил к ней, жадно ел помидоры и вареную картошку в мундире…

Трезвая жизнь кота Филимона

Ну вот и на моей улице наконец праздник: в моей комнате завелось живое существо. А то у всех есть, а у меня нету, мне было обидно. Соседи уехали на десять дней и великодушно предложили мне своего кота, а я и рад. Он красавец, звать его Филей, но для меня он сущий Филимон…

Первое утро

Искусственная елка в окне третьего этажа дома напротив мигает разноцветной гирляндой, а по тротуару витиевато, в неровном ритме, передвигается молодая парочка. Она вцепилась в его руку, а ему и без нее худо, он желает облегчиться, о чем и объявляет настойчиво и без прикрас…

Новогоднее потрясение

Столько лет знакомы, что даже как-то несерьезно. Она всегда была для него Маринкой, он для нее Шестаковым, – а тут обоих будто укололо в груди: он смотрит на нее, она смотрит на него. И не понимают ничего. А елка сверкает, а бенгальские огни шипят…

Пусть сбудется

Куранты, бокалы, звон и смех. А в голове ее чьи-то слова: «Руки твои плетут веревочную лестницу, по которой ты заберешься высоко и дерзко. Глаза твои видят встречу, от которой тебе станет тепло и спокойно. Губы твои ждут поцелуя, который увенчает начатую тобой прогулку…»

Новогоднее чудо

Анна Семенна крошила яйца для оливье и порезала палец. «Это ты виноват, – плачется она мужу. – Когда, когда… А никогда, обойдешься без салата!» – «Не говори так, – ужасается муж. – Новый год и без оливье? Ну хочешь, я за йодом сбегаю? А хочешь, могу и так!..»



Приглашаю желающих

научиться писать прозу

на КУРС "КОРОТКИЙ РАССКАЗ"