Станислав Севастьянов – Проза

Не тот размах

Чем я хуже Анны Карениной, думала грустная особа, находясь в начале марта на трамвайной остановке на улице Звенигородской в Петербурге. И правда, ничем не хуже, хотя в наружности ее не было ни благородства, ни какой-нибудь утонченности…

Ноготь

«Саня Федулов посидел полчаса на лавке, потом плюнул, встал и ушел…» Так начиналась бы история без печального конца, если бы у Катеньки Злобиной не сломался ноготь на указательном пальце. У нее был выбор: пойти на свидание с одногруппником Федуловым или…

Дело в тумане

«Голова трещит и раскалывается», – пожаловался Петр Глебыч своему приятелю Андрею Фомичу, когда зашел в гости попить чайку с купленным по пути чак-чаком. «А чего раскалывается?» – сочувственно спросил Андрей Фомич. «Дык туман в городе», – отвечал болезный…

Батистовый шарфик

«Как бы мне одним ударом прихлопнуть сразу всех женщин?» – лихорадочно соображал Джакомо Казанова ранним утром восьмого марта. С одной, которая вот она, еще спит рядом, все понятно: ладно уж, он подарит ей батистовый шарфик, который на прошлой неделе вымолил на память у графини…

Пришла

«Ну наконец. Давай проходи, раздевайся. Шубку вот сюда можешь, шапку тоже снимай, сапоги… Позволь я сам, ну и тугие, ну и молнии, и ох, какая ножка (это не вслух, конечно), ну вот и все, теперь на диванчик…» Степан Андреич провел гостью в гостиную, сам подошел к окну…

Странные дела

«Я думаю о тебе весь день, чтоб ты знала». Она засмеялась, вскинула руки, чтобы поправить волосы на затылке, и под ее кофтой обнажился живот: аппетитный, как кусочек дыни. «А что думаешь?» Он помедлил, сглатывая желание, и сказал: «Всякое возвышенное…»

Мужской праздник

«Пусть только сунется вражина в мой дом, защищу как пить дать!» – горячился Егор Кузьмич в связи с важным мужским праздником, не дожидаясь салатов и вливая в себя уже третью рюмку. А супруга Анна Леопольдовна допекала пирог с рыбой, суетилась с закусками…

С дн. влюбл.

А любовь-то, что за материя она? Бархатистая или колючая? Скажем, если бы она была свитером, то каково было бы ощущать ее, если надеть на голое тело? А то как-то не очень, когда спина начинает чесаться от бесконечных колючек, и вот ты там-сям чешешься и чешешься…

Смотрите на Винсента

Винсент Ван Гог купил себе стул, чтобы сидеть на нем и рассуждать о живописи. «Должен ли художник изображать вещи такими, как они есть? – было его первым рассуждением. – Вот стул, на котором я сижу, – кому какая радость, если я его нарисую самого по себе?..»

Памятка женщинам

Труднее всего мужчинам даются пустяковые и недостойные дела: перегоревшую лампочку заменить, угол обоев подклеить, расшатавшуюся ножку у табуретки поправить. Женщины, ну что вы, ей-богу? Ну сами подумайте. Вот горы ради любимой своротить…



Приглашаю желающих

научиться писать прозу

на КУРС "КОРОТКИЙ РАССКАЗ"